Официальные извинения    1   4069  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   8855  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    399   22606 

СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ИТОГИ 2018 И ПЕРСПЕКТИВЫ 2019 ГОДА ДЛЯ РОССИИ Круглый стол в пресс-центре издательского дома «Аргументы и факты»

Михаил Делягин:

В уходящем году произошло два фундаментальных, стратегических слома.

Первый - в мире. И мы, и очень многие другие аналитики долгие годы указывали на объективную неизбежность распада глобальной экономики на крупные региональные рынки. И то, что мы традиционно воспринимаем в качестве торговых войн, развязанных Трампом против едва ли не всех значимых торговых партнеров США, на деле является началом этого распада. Процесс пошел, и его, хотя его будут всячески и часто успешно притормаживать, в силу его объективного характера уже нельзя остановить.

Еще пару лет назад казалось, что этот распад коснётся не всех глобальных рынков, однако теперь стало очевидным, что никакие рынки не останутся в стороне от этого процесса, что распад будет всеобъемлющим, и не только по его итогам, но даже еще в его ходе возникнет совершенно новый, качественно отличающийся от нынешнего мир.

Простой пример: мы много жалуемся в последнее время на агрессивную и бессмысленную цензуру Facebook, на цензуру в выдаче новостей поисковиком Google, некоторые уже начали становиться жертвами цензуры в Twitter. Однако то, что мы с точки зрения свободы слова и в целом журналистского подхода считаем цензурой, с экономической точки зрения является протекционизмом на информационном рынке. Таким образом, даже этот рынок, целостность которого еще недавно казалась нам незыблемой, приближается к своему распаду.

         Второй фундаментальный слом произошел в нашей стране: при помощи нового пакета социально-экономических преобразований, и прежде всего пенсионной реформы, либеральные правительство и Банк России, да и весь либеральный блок в целом практически полностью ликвидировали крымский консенсус.

Из общественной повестки дня практически полностью ушел Крым, и, хотя в ней еще титаническими усилиями государственной пропаганды удерживается Донбасс, в целом люди в основном вернулись к характерному до 2014 года пониманию того, что это государство не только не будет их защищать, но и будет последовательно, энергично, изобретательно и эффективно действовать против них.

Основной вопрос 2019 года заключается в том, что произойдет раньше: Россия будет сорвана либеральным кланом, жаждущим, как в святые для него 90-е годы, захватить всю полноту власти в стране, в фундаментальный социально-политический кризис, который быстро станет страшнее украинского, или же мир захлестнет Глобальная депрессия, которая станет основным и при том внешним фактором наших проблем?

Принципиально важно, что в обоих случаях власть в России вполне могут захватить либералы, которые на Западе в целом в мире уже уверенно сходят с политической сцены, - и тогда в глобальной конкуренции Россия окажется не просто в полном стратегическом ауте, «вне игры», а попросту в другом историческом времени и будет напоминать сообщества туземцев Полинезийских островов во время Второй мировой войны.

 

Федор Лукьянов:

Что касается агрессивной внешней обстановки, то одним из неприятных контрастов, которые мы наблюдали в 2018 году и будем наблюдать в дальнейшем, становится запутанная и хаотическая международная среда. Те представления о стабилизации ситуации, которые у нас существуют, не срабатывают, так как мы имеем качественно другую по сравнению с той, в которой они сформировались, политическую ситуацию.

Давление на Россию продолжает расти — отчасти сознательно со стороны стран-агрессоров, отчасти в силу естественных причин. Российская внешняя политика подошла к исчерпанию целей, она пытается стабилизировать среду, либо отгородиться от нее, либо использовать ее в своих интересах, применяя политику реагирования или дистанцирования.

Между тем во внешней политике происходит окончательная смена парадигмы, то есть то мироустройство, которое было создано во второй половине ХХ века, а потом, в несколько деформированном виде, продлилось еще 15 лет, уже принципиально не поддаётся никакой адаптации к новой мировой ситуации.

Это касается в том числе и тех институтов, которые, как считалось, вышли победителями из противостояния ХХ века. Мы видим, что западные институты, находившееся «на коне» после 1992 года, впадают в серьезнейший кризис; это касается и таких успешных, как НАТО и Евросоюз.

Многополярный мир создаёт новые трудности, и борьба за лидерство в новых условиях еще только начинается. США по-прежнему остаются главными двигателями всех процессов и пытаются найти формат, в котором американское доминирование в мире отвечало бы их интересам (так как они пришли к тому, что формат, существовавший с «холодной войны» и до сегодняшнего времени, больше не удовлетворяет их интересам).

На фоне этого Россия исчерпала свои ориентиры. Отечественную внешнеполитическую мысль двигало стремление доказать, что катастрофа 1991 года не была фатальной, и Россия в состоянии вернуться на мировую арену в качестве одного из ключевых игроков. Эта цель успешно достигнута. К середине нынешнего десятилетия украинские и особенно сирийские события показали, что попытки игнорировать Россию или как-то ее изолировать были и будут безуспешны.

Но дальше возник закономерный вопрос: куда теперь двигаться? Ресурсов на дальнейший рывок нет, а удерживание взятой планки будет сопровождаться напряжением.  2019 год не обещает принципиально ничего нового, а усугубление этих тенденций представляется наиболее вероятным.

С одной стороны, продолжится передвижение сил на мировой арене, а с другой – надежды России на урегулирование отношений с Западом совершенно неосновательны, потому что в условиях, когда Запад сам погружен в свои внутренние проблемы, все попытки налаживания контактов с ним гарантированно ни к чему не приводят. Более обещающим выглядит восточное направление.

 

Андрей Школьников:

Мир распадается на панрегионы [2], но не менее интересно, каких сценариев мы уже смогли избежать. Сценарий сохранения глобального мира, построенного на праволиберальных мыслях, практически закрылся. Последние попытки Китая в 2018 году построить «единый пояс, единый путь», насколько можно судить, закончились неудачей.

Кроме того, хорошо, что закрыты катастрофичные варианты, и в этом году их стало еще меньше, потому что те попытки, которые были сделаны, чтобы разжечь войну на Ближнем Востоке, можно назвать фарсом и клоунадой.

По поводу еще одного сценария – «нашествия неоварваров» - можно со всей уверенностью сказать, что этот сценарий закрыт навсегда.

В ближайшие 20 лет мир ждет распад на панрегионы, и в этом мире мы и будем жить. Это будут 5-6 крупных регионов, в каждом из которых наступит кризис. Когда этот кризис достигнет своего апогея, данные регионы начнут вновь объединяться. Далее мы либо уйдем на глобализацию нового типа, либо перейдем на триполярный мир, где Россия действительно может стать одним из центров. Российские перспективы отнюдь не так плохи в сравнении с прогнозами развития политической ситуации в других странах.

Когда мы начинаем смотреть по каждому из направлений, то понимаем, что у них проблемы гораздо глубже, чем у нас. В 2018 году элиты США укреплялись (то, что Трамп подвинул финансистов, является замечательным шагом), аналогичная ситуация происходит и по другим направлениям: в Европе институты Евросоюза практически перестали играть мало-мальски значимую роль, а континентальные элиты еще не проявлены.

Процесс выхода Британии из Европейского союза будет продолжен, потому что любая из разумных стратегий Британии подразумевает ее освобождение от европейских структур. Это несет ей большие потери в краткосрочной, но безусловный выигрыш в долгосрочной перспективе.  

Возвращаясь к России, следует отметить, что наша проблема заключается в наличии нескольких неблагоприятных сценариев развития. Если более детально, то это, прежде всего, сценарий «Москва-Третий Рим», который практически неизбежно приведет к гибели через 15-20 лет [5].

Следующий по вероятности сценарий – это «СССР-2» [4]: возрождение социалистического государства на принципах позднесталинской экономики. Проблема этого сценария заключается во вхождении через 2-3 года в гражданскую войну, причем избежать ее в настоящее время не представляется возможным.

 Эти два сценария в настоящее время представляются наиболее реальными для России, причем других сценариев в общественном сознании попросту нет.

Правда, есть еще один сценарий, который в последнее время стал постепенно проявляться в общественном сознании – «Новая Орда» [3]. Ее суть – возрождение империи Чингисхана, превращение себя в ее наследников, построение континентальной страны, которая в стратегическом отношении будет повторять путь Орды.

Проблема этого сценария заключается в том, что он попадает в область китайских смыслов, и в его рамках у нас практически нет шансов выйти за ее пределы.

Помимо изложенного, у России есть интересное восточное направление, которое наиболее перспективно в ближайшие лет 35: это реализация сценария «Россия - царица морей». Он предусматривает перенос центра на Восток, достижение прочного союза с Японией, Кореей, Филиппинами и создание собственного панрегиона на основе этого союза.  К сожалению, данный проект практически никак не развивается.

Остальные возможные для России сценарии начнут проявляться лишь через значительные промежутки времени, - в частности, возможность «Южного» сценария, опирающегося на взаимодействие одновременно с Ираном и Израилем, откроется лишь лет через 20.

Основная проблема России в настоящее время заключается в нерешенности вопроса о том, по какому из в принципе возможных архетипических сценариев мы будем двигаться. Российское государство в настоящее время пытается идти по сценарию «Москва-Третий Рим» и в принципе попросту не видит других путей.

Жизненно необходимо, чтобы в России появились элитные группы и политические общественные движения, которые будут поддерживать разные направления развития.

 

Михаил Хазин:

Если говорить о контурах распада мира на потенциальные зоны, то, с точки зрения экономики, Япония должна входить в Евразийскую экономическую зону, и должна существовать зона Бразилия-ЮАР, включающая в себя юг Африки и Латинскую Америку. Кстати, США в части восстановления доктрины Монро уже приняли решительные меры по обузданию Бразилии и Аргентины.

Однако самая важная тенденция, которая стала проявляться еще до 2018 года, но стало очевидной только в настоящее время, - распад единой монолитной элиты практически во всех странах-лидерах. В Соединенных Штатах Америки наблюдается острый конфликт между условными банкирами-финансистами либерального толка и промышленниками-изоляционистами, фронтменом которых выступает Трамп. Соответствующие настроения проявились еще в 2014 году, когда было даже непонятно, кого они выдвинут в качестве кандидата в президенты.

В Британии ситуация с выходом из Евросоюза удивительно напоминает ситуацию 1936 года: уход Эдуарда VIII.

В Евросоюзе та же самая ситуация, хотя там либеральные элиты намного сильнее, чем в других регионах. Они по-прежнему заправляют в Брюсселе, но раскол внутри элит стремительно углубляется.

Китай также хорошо известен своими межклановыми столкновениями [1].

В отношении России бытует мнение об усилении либерального клана, - но на самом деле в элитной среде происходит качественное усиление патриотического движения. По этой причине контроль за финансово-экономической сфере остается именно либеральной группе; внутренняя экономическая и финансовая политики используются как инструменты сохранения власти. Финансово-экономическая политика правительства и Центрального банка, то есть либеральной группировки, нацелена не на экономическое развитие России, не на экономический рост. Либеральная группа стремится удержаться у власти, для чего необходимо ликвидировать группу Путина. 

Переходя к прогнозам: я ожидаю, что нам попытаются в апреле-мае 2019 года организовать мощнейший хозяйственный коллапс. Не исключаю даже самые драматичные варианты: в некоторых регионах исчезнет хлеб, в других возникнут дефицит воды или перебои в подаче электричестве. На самом деле в стране очень мало хлеба, и он крайне плохого качества: чтобы из него что-то сделать, необходимо большое количество импортных добавок. Велика вероятность диверсии с целью ликвидация условно патриотической группы в российской власти, персонифицированной в лице Путина. Соответствующая программа была начата в конце 2017 года и в настоящее время идет по нарастающей.

Ключевая проблема современной России заключается в том, что ни одна элитная группировка, претендующая на власть и некоторую преемственность не имеет никакой конструктивной повестки дня, никакого мало-мальски законченного образа будущего. Более того: даже в тех редких случаях, когда такой образ есть, остается совершенно непонятным, как к нему переходить, то есть он не операционализирован.

Проблема стимулирования спроса, наиболее острая для современной не только российской, но и мировой экономики, в рамках современных хозяйственных механизмов не решается никак. Ресурсов для продолжения инерционного развития больше нет ни у кого.

Тот, кто первый предложит конструктивный сценарий, работоспособный в глобальном масштабе, может не просто очень хорошо выиграть, но и стать мировым лидером, - и такой страной, в первую очередь, может стать Россия.

В России проигрывающая в глобальном масштабе либеральная группа от отчаяния идет ва-банк. Она либо выигрывает в нашей стране, тем самым превращая все наше общество в расходный ресурс, либо проигрывает, и тогда во всем мире остается лишь один регион, где она по-прежнему доминирует – рассыпающийся Евросоюз. В этой ситуации России категорически необходима разработка современных экономических механизмов, которые обеспечат нам уверенный посткризисный экономический рост.   

 

Сергей Марков:

К концу 2018 года наблюдаются рост неопределённости в международных отношениях и приближение кризиса. Какие формы примет этот кризис, начнётся ли он в 2019-м году, в 2020-м, или в 2021-м — не знает никто, однако нарастание кризисных явлений совершенно очевидно.

В России произошла консолидация политической системы вокруг В.В. Путина. Однако в то же время в социально-экономической сфере, безусловно, происходит стагнация, наиболее болезненная в области уровня жизни.

В политической сфере мы видим усиление в правительстве умеренно прозападных сил в лице таких фигур, как Алексей Кудрин, Герман Греф, Антон Силуанов, Эльвира Набиуллина и Сергей Кириенко. Какие это будет иметь результаты, мы пока точно не знаем, однако можем совершенно точно фиксировать, что такое усиление произошло.

Серия действий этого умеренно прозападного правительства в социальной сфере в значительной мере усилила социальное напряжение. В результате в этом году произошли перелом политической поддержки партии власти и значительное падение рейтинга Владимира Путина и правящей партии «Единая Россия». В критически важных регионах нашей страны, - таких, как Приморский край, - кандидаты в губернаторы от партии власти идут самовыдвиженцами, максимально дистанцируясь от партии власти, понимая, что имиджевая поддержка «Единой России» совершенно точно приведет не к повышению, а к драматическому понижению рейтинга кандидата.

Кроме того, западные страны продолжили политику «санкционного удушения» России, и есть все основания полагать, что подобные действия будут иметь место в дальнейшем.

Также произошла резкая радикализация украинского режима. После Майдана прошло пять лет, и действующий президент Пётр Порошенко не просто крайне непопулярен, но и взывает активную ненависть у большинства населения. Даже на фальсифицированных выборах он с высочайшей степенью вероятности победить не сможет, и поэтому он крайне заинтересован в формировании некого кризиса с целью сломать политический процесс, который там идет. Кроме того, на Украине прошел очень важный позитивный момент: была успешно сорвана возможность военной вспышки на Донбассе, которая планировалась на время проведения чемпионата мира по футболу в России.

В мире по-прежнему нарастают хаос и неопределенность. В США продолжается глубокий внутриполитический кризис, который чреват попытками импичмента президента, а также кризис лидерства, поскольку институт президентства стремительно теряет свою моральную составляющую.

В Китае произошла смена прежней политической системы, и установлен, по сути дела, режим единоличного управления.

В исламском мире ликвидировано запрещенное в России как террористическая организация ИГИЛ, хотя мы по-прежнему будем наблюдать за попытками радикальных исламистов найти все новые формы существования.

В Евросоюзе, как я полагаю, безусловно, отдельные элементы кризиса есть, однако они представляют собой часть процесса его развития. В настоящее время мы являемся свидетелями восхождения Европы на новую ступень, сутью который является формирование развитого и устойчивого федеративного ядра.

Евросоюз не рассыплется, но будет происходить его расщепление на 3 основные части. Первая – это сильное федеративное ядро, вторая – это остальные нынешние страны Евроюза, и третья – это его периферийные союзники.

К настоящему времени Европе удалось справится с половиной миграционного кризиса: остановлены мощные потоки мигрантов. Со второй частью этого кризиса – плохой адаптацией мигрантов и порождаемой ей множеством противоречий – европейцы пока, безусловно, не справились.

Сценарии, связанные с Россией, представляются достаточно очевидными.

Первый сценарий – «плоский»: продолжение существующей стагнации. Здесь необходимо отметить поразительное, парадоксальное противоречие межу социальным и  политическим протестом. По всем теориям социальный и политический процесс неразрывно связаны друг с другом, однако в современной России они разорваны и фактически полностью противоречат друг другу.

Второй сценарий - экономического поворота с возможным выходом на устойчивый экономический рост.

Третий сценарий – решительный политический поворот. Изменение самого характера политической деятельности в условиях падения популярности партии власти сделает вполне возможным переход к «здоровому популизму».

Четвертый сценарий – кризис по украинскому образцу, который представляется весьма вероятным.

И, наконец, пятый сценарий, безусловно, самый плохой из возможных – это своего рода «идеальный шторм», при котором будет происходить снижение политической поддержки российского руководства внутри страны, рост социальной напряженности, и Запад, увидев это,  воспользуется ситуацией и пойдет в решительное наступление по всему фронту: арестует долларовые счета ведущих российских банков, осуществит отключение России от системы SWIFT и, возможно, даже от интернета, проведет массовые аресты российских высокопоставленных деятелей.

 

Михаил Делягин:

Мир стремительно меняется. Не страшно, что глазами прошлого на него иногда смотрим мы, отдельно взятые специалисты. Страшно все чаще обнаруживать, что глазами безнадежно прошедшего прошлого смотрит на этот новый мир наше государство.

Это представляется сегодня главной, фундаментальной проблемой. Что в социально-экономической сфере, где господствует первобытно-либеральная политика еще прошлого тысячелетия, образца Гайдара начала 90-х годов, что во внешней политике. Ведь после уничтожения советской цивилизации ее главными субъектами стали отнюдь не государства, а крупнейшие группы глобального бизнеса, в первую очередь – финансовые спекулянты.

И, когда мы, описывая современное международное положение о его проблемы, говорим прежде всего о странах, президентах и премьерах, мы живо напоминаем человека, которого пригласили на дипломатический прием, и который вместо того, чтобы общаться с пригласившими его послом или другими дипломатами, все свое время и силы посвящает официантам, охранникам, дворникам, уборщикам, - вероятно, прекрасными и интересными людьми, которые, однако, гарантированно не принимают никаких значимых решений.

Действия российской дипломатии до боли напоминают эту ситуацию. Возникает острое ощущение того, что наше государство не видит, - а, возможно, и категорически не хочет видеть реального устройства мира.

В настоящее время Россией управляет и владеет, насколько можно судить по деятельности государства, «оффшорная аристократия», которая живёт за счет активов, совсем недавно еще принадлежащих нашему народу, а теперь отнятых у него и в качестве личных богатств выведенных на Запад.

Колоссальные деньги, замороженные в федеральном бюджете (более 10,6 трлн.руб. на 1 декабря 2018 года), иногда производят впечатление резерва для проведения государственного переворота.

Но главная наша проблема в том, что к настоящему моменту и Россия, и весь мир ушли из ситуации линейного развития, в которой длительное время работают давно сложившиеся объективные, базовые тенденции, и приближаемся как минимум к одной, а, вполне возможно, и к серии точек бифуркации, в которых и в окрестностях которых «работает» нормативное, проектное видение.

А у нашего общества просто нет видения образа будущего, так как у «оффшорной аристократии» ничего, кроме фольклорного «домика в Париже», нет в голове, - и это делает сегодняшнюю Россию неприемлемо беспомощной и пассивной.

 

Литература

1. Вавилов Н. Некоронованные короли красного Китая. Кланы и политические группировки КНР. М,: Концептуал, 2019.

2. Делягин М. Общая теория глобализации. М.: Инфра-М, 2003.

3. Школьников А. Очерк о стратегии России: «Новая Орда» или «Царица морей». ИА «Аврора», 10 октября 2018 года. https://aurora.network/articles/10-vlast-i-obshhestvo/61945-ocherk-o-strategii-rossii-novaja-orda-ili-tsaritsa-morey?session_id=jd6rtivqglj9rjot9vj951v1n6 – дата обращения 15 января 2019 года.

4. Школьников А. Очерк о стратегии России: СССР-2. ИА «Аврора», 26 сентября 2018 года. https://aurora.network/articles/10-vlast-i-obshhestvo/61852-ocherk-o-strategii-rossii-sssr-2?session_id=jd6rtivqglj9rjot9vj951v1n6 – дата обращения 15 января 2019 года.

5. Школьников А. Очерк о стратегии России: «Третий Рим». ИА «Аврора», 18 сентября 2018 года. https://aurora.network/articles/153-geopolitika/61636-ocherk-o-strategii-rossii-tretiy-rim?session_id=jd6rtivqglj9rjot9vj951v1n6 – дата обращения 15 января 2019 года.