Официальные извинения    1   1103  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    88   3885  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    338   10883 

В свете Брексита Военно-техническое сотрудничество Великобритания-ЕС

На момент проведения референдума о Бресите (23 июня 2016 г.) и его официального начала (29 марта 2017 г.) Великобритания активно участвовала в процессах военно-технического сотрудничества (ВТС) в рамках ЕС по линии Европейского оборонного агентства (ЕОА) и Еврокомиссии. Для упрощения ВТС с европейскими странами в 2011-2013 гг. она инкорпорировала в свое законодательство две директивы ЕС об оборонных закупках[1].

Для проведения научных разработок британский военно-промышленный бизнес давно пользовался бόльшей финансовой поддержкой ЕС, чем британского правительства. На момент Брексита британская наука получала существенную финансовую поддержку по линии Рамочной программы исследований и инноваций ЕС “Горизонт-2020” (“Horizon 2020 researchandinnovationfund”)из бюджетаЕС на 2017-2020 годы. Британия также участвовала в работе не являвшейся институтом ЕС межправительственной Организации для сотрудничества в вопросах совместного производства вооружений (ОССПВ) (OrganisationConjointedeCooperationenmatieredArmement,OCCAR). Страна вносила самый большой вклад в работу Европейского космического агентства (ЕКА, EuropeanSpaceAgency), которое является независимым от Евросоюза институтом, но тесно сотрудничает с ним по линии двух космических программ: спутниковой навигационной системы Galileo(GalileoSatelliteNavigationSystem) и программы наблюдения за состоянием Земли Copernicus” (CopernicusEarth Observation programme). Британская аэрокосмическая промышленность (вторая по своим размерам в мире после американской) принимала в них активное участие и получала финансирование из ЕС. 

Евросоюз создал механизмы регулирования ВТС, призванные облегчить сотрудничество в области производства вооружений на пути к созданию европейской военно-промышленной и технологической базы. Но благодаря британскому торможению военно-политической интеграции ЕС большая часть сотрудничества в области разработки и производства вооружений до сих пор происходит на межгосударственной основе в рамках различных двусторонних и многосторонних программ, а также по линии ОССПВ и британского Агентства военного оборудования и оказания поддержки (BritishDefenceEquipmentandSupportAgency). 

Правительства европейских государств продолжают сохранять высокую степень автономии в области производства и продажи вооружений, защищая своих производителей. Это означает, что, несмотря на все усилия Еврокомиссии, европейский рынок вооружений остается во фрагментарном состоянии. На него не распространяются правила транспарентности и конкуренции европейского рынка товаров и услуг. Брексит открывает возможности для дальнейшей политической интеграции военно-промышленных комплексов европейских стран вплоть до создания широкого спектра конкурентоспособной унифицированной европейской военной продукции. Остается непонятной степень британского участия в таком сотрудничества после Брексита.

*   *   *

С выходом из ЕС Британия утрачивает возможность тормозить европейскую интеграцию в области безопасности и обороны, выступая против создания европейской армии и дублирования Евросоюзом уже созданных в НАТО структур и полномочий. Политика президента США Б. Обамы в пользу обеспечения европейской безопасности преимущественно силами самих европейцев также заставляла их задуматься о создании военных возможностей для защиты Европы от разного рода угроз, в том числе и от так называемой «российской угрозы». В такой ситуации Брексит становится еще одной проблемой для обороноспособности ЕС, поскольку вклад Великобритании в безопасность и оборону Европы был существенным. Оборонный бюджет страны составлял более 25% от совокупного бюджета 27 стран ЕС, участвующих в Европейской политике безопасности и обороны (ЕПБО) ЕС. Ее инвестиции в оборонные исследования, разработки и закупки составляют почти 30% от суммарных расходов 27 стран ЕС [1]. Она оставалась одним из ключевых (вслед за США) членов НАТО, способных обладать всем спектром военных возможностей. 

На этой волне 14 сентября 2016 г. министры обороны Франции и Германии озвучили инициативу кардинального обновления общей оборонной политики ЕС (вплоть до инициирования Европейского оборонного союза), предусматривавшую возможность производства европейских самолетов-заправщиков и систем спутниковой связи. 16 сентября 2016 г. на саммите ЕС в Братиславе Франция и Германия представили план по созданию «совместной военной силы», способной соперничать с НАТО по военному потенциалу. (Великобритания традиционно возражала против этого.)

После победы на выборах в США в 2016 г. Д. Трампа, известного своим скептическим отношением к НАТО и требованиями увеличить расходы на оборонные нужды альянса, европейцы еще сильнее задумались о создании европейского оборонного союза и европейской армии. В этих же целях в свете Брексита осенью 2016 г. 27 стран ЕС впервые за шесть лет приняли решение увеличить расходы ЕОА для дальнейшего развития оборонных закупок и военного оборудования на основе стратегии “объединения и совместного использования” ресурсов (“pooling and sharing”).

Для предотвращения возникновения в будущем ситуаций, подобных Брекситу, и снижения вероятности развала организации 27 стран ЕС сплотились в единый фронт для жесткого противостояния британскому плану выхода. Пересмотр сложившихся за время британского членства в ЕС договорных отношений, ожидавшийся выход страны из таможенного союза и из Единого европейского рынка дестабилизировали британскую валюту, мешали деловой активности и ухудшали инвестиционный климат в стране.

Брексит мог подорвать влияние британского оборонного сектора (являвшегося самым крупным экспортером военного снаряжения и услуг в Европе и вторым после США в мире) на европейском рынке вооружений. Для решения этой проблемы британское правительство взяло на себя роль механизма политического управления в виде «головного заказчика» вооружений, поддерживавшего собственных производителей, распределявшего финансирование и заказы, стремившегося сохранить технологические и производственные связи по линии ВТС с европейскими компаниями. 

Впервые этот метод был опробован при строительстве авианосца QueenElisabeth. В обзоре материалов консультаций при разработке промышленной политики в области обороны [23] (ноябрь 2016 г.) указывалось, что организация производственно-технологических цепочек из оборонных предприятий, расположенных в различных частях страны и выполняющих различные государственные оборонные заказы сохраняет производственно-технологическую базу страны и укрепляет ее обороноспособность. Доклад сэра Дж. Паркета был посвящен перспективам британского кораблестроения. Максимизация его экспортных возможностей благодаря созданию современной военной техники и вооружений за счет хорошей технологической оснащенности и наукоемкости производств должна была привести к процветанию страны [21]. С этого момента производство технологий и вооружений на экспорт стало основой британской стратегии военных закупок, направленной на поддержание конкурентоспособности британских производителей и производственной базы страны во всех частях Соединенного Королевства. 

В декабре 2016 г. перед саммитом ЕС тогдашний министр иностранных дел Великобритании Б. Джонсон озвучил намерения не блокировать попытки Евросоюза пойти по пути более тесного взаимодействия в оборонной политике. Но Британия по-прежнему выступала против создания европейской армии, рассматривала НАТО как основу коллективной обороны Европы и разделяла точку зрения нового президента США Д. Трампа о необходимости увеличения военных расходов до 2% ВВП в год.Поддерживая тесные связи с "сильным Евросоюзом" после Брексита, Лондон планировал, как и раньше, принимать ограниченное участиев европейских военных инициативах и организовывать консолидированное давление Запада на Россию. 

Утрата грантов на научно-исследовательские и конструкторские проекты по линии ЕС могла затормозить развитие британских НИОКР, снизить наукоемкость производств и конкурентоспособность британской военной продукции. Поэтому в декабре 2016 г. Министерство обороны Соединенного Королевства объявило о планах ускорения развития НИОКР благодаря созданию Инновационного фонда в области обороны с бюджетом в размере 800 млн фунтов стерлингов и реализации Инновационной инициативы в области обороны (3 млн фунтов стерлингов) [4]. Инициатива копировала инициативы ЕС в области НИОКР и имела целью улучшение качества военных и командных возможностей британских вооруженных сил. 26 января 2017 г. для ускоренной разработки и внедрения лучших инновационных проектов и идей Министерство обороны организовало конкурс «Ускоритель инновационных инициатив» в области сохраняющихся проблем. Бюджет первого года конкурса составил 6 млн фунтов стерлингов [10].

В Белой книге Министерства обороны “Стратегия международного участия Соединенного Королевства в сфере обороны” (2017 г.) констатировалось, что экспорт вооружений и военное научно-техническое и промышленное сотрудничество с европейскими союзниками должны содействовать процветанию страны благодаря укреплению ее технологической мощи и расширению экспортных возможностей британской высокотехнологичной военной продукции [24. P.16]. Так экспорт вооружений и технологий стал одним из основополагающих видов активности Министерства обороны. Британское правительство было готово развивать НИОКР вместе с британским крупным и мелким бизнесом.

Для преодоления последствий Брексита Британия также стремилась укрепить сотрудничество с европейскими странами и производителями военной продукции. Она прежде всего стремилась продолжать ранее начатые проекты с Францией и инициировать новые. Проводились и другие программы модернизации и создания новых видов вооружений и военной техники при участии различных европейских компаний. Это иллюстрировало намерения Британии установить с ЕС отношения «глубокого и особого» партнерства после Брексита в области обеспечения европейской безопасности и обороны.

*   *   *

Британский выход из ЕС создавал финансовые проблемы не только для нее, но и для экономик остальных 27 стран ЕС. Во время первой фазы переговоров о Брекзите предстояло договориться о финансовом участии Британии в работе ЕС вплоть до ее выхода из организации. Это относилось и к финансированию научно-исследовательских проектов. Европейцев также интересовала готовность Британии сотрудничать с ЕС по вопросам обеспечения европейской безопасности после Брексита, в том числе и по линии ЕОА.

В связи с началом Брексита в условиях так называемой «российской угрозы» Британия считала европейскую безопасность хрупкой как никогда после Второй мировой войны. В этой связи в апреле 2017 г. британская сторона озвучила планы создания особого партнерства с ЕС после Брексита. Британцы считали, что такое партнерство должно быть выстроено на основе экономического и оборонного сотрудничества европейских стран, поскольку сильная оборона и сильная экономика идут рука об руку [9]. 

Моделью такого партнерства тогдашний министр обороны Великобритании назвал работу фирмыMBDA. Фирма находилась во владении BAE SystemsAirbusи Leonardoи включала производственно-технологические ресурсы Великобритании, Франции, Германии и Италии. В апреле 2017 г. Британия выделила этой корпорации 539 млн фунтов стерлингов на производство трех ракетных систем. Создавались ракета дальнего радиуса действия “Meteo air-to-air”для оснащения самолетов F-35B(в 2024 г.) и “Typhoon”(в 2018 г.); ракета ПВО системы “SeaViperдля размещения на эскадренных миноносцах типа 45 королевских ВМС, а также ракета ПВО “Common Anti-air Modular Missile”(CAMM) типа земля-воздух для базирования в Болтоне, Стевинаже, Хенло и на фрегатах типа 26 и 23 для перехвата ракет дальнего радиуса действия и самолетов.

Брексит создал угрозу участию британских компаний в разработке заключительной фазы проекта ЕС спутниковой навигационной системы “Galileo”,а также в программе наблюдения из космоса за состоянием Земли “Copernicus”. Хотя проекты разрабатывались совместно с Европейским космическим агентством, ЕС мог отказать британским разработчикам и производителям в участии потому, что из-за Брексита их производства перестали находиться в странах ЕС. Сохранение участия британских фирм в проекте с последующим доступом британских правительственных учреждений, вооруженных сил и бизнеса к функционирующей системе зависело от успеха переговоров Великобритания-ЕС. 

Несмотря на подорожание программы переоснащения вооруженных сил из-за падения курса фунта и жесткого противостояния на переговорах между Великобританией и ЕС, Великобритания инициировала программу модернизации танков “Challenger 2”при участии BAE Systemsи Rheinmetall LandSysteme GmbH. Британцы продолжили реализацию программы создания следующего поколения дронов с Францией. 

После отказа в мае 2017 г. президента США Д. Трампа от участия в Парижском соглашении по климату (2015 г.), а также от подтверждения американских гарантий Европе, сначала канцлер ФРГ А. Меркель, а затем председатель Еврокомиссии Ж.-К. Юнкер высказались в пользу обеспечения безопасности Европы силами самих европейцев. Выход Великобритании, одной из двух наиболее сильных в военном отношении членов ЕС, также ослаблял европейскую безопасность.

На Конференции по обороне и безопасности в Праге 7 июня 2017 г. председатель Еврокомиссии предложил создать Европейский оборонный фонд (ЕОФ) для облегчения финансирования совместных военных разработок и проектов без дублирования НАТО [3]. Предполагалось, что в 2021-2027 финансовых гг. фонд станет выделять ежегодно по 500 млн евро в качестве грантов на совместные исследования в области инновационных военных технологий. Также создавался механизм с бюджетом в 1 млрд евро для ежегодного финансирования совместных разработок и приобретения разного рода военного оснащения (например, дронов и вертолетов) [18]. 

Ожидалось, что ЕОФ будет способствовать развитию дальнейшей интернационализации ВТС европейских стран, делая европейские военные разработки успешными конкурентами для британских военных технологий и вооружений и снижая таким образом долю британского участия на европейском рынке вооружений и аэрокосмической продукции. Выходившая из ЕС Великобритания не участвовала в создании этого фонда.

В июле 2017 г. президент Франции Э. Макрон и канцлер ФРГ А. Меркель объявили о проекте создания истребителя и о продолжении разработки евродронов. Эксперты оценили эту новость как скрытую угрозу для статуса Британии как ведущей европейской военной державы, больше других европейцев финансировавшей оборону Европы. Но скоро выяснилось, что британская компания BAE Systemsучаствует в другом не менее перспективном контракте по созданию самолета такого класса с Турцией. Строительство авианосца “QueenElizabeth” при участии 6 британских городов, более 100 тыс. британцев, 700 британских компаний и поставщиков и почти 8 тыс. работников британских доков стало еще одним проявлением доминирования британских высоких технологий и британских наукоемких производств над европейскими.

Амбициозная цель ― создание флота с глобальными возможностями для выполнения задач Глобальной Британии ― была поставлена в Национальной кораблестроительной стратегии (6 сентября 2017 г.) Министерства обороны [19]. Стратегия была ориентирована на строительство кораблей с использованием новейших технологий как для нужд страны, так и на экспорт для поддержания экономического развития страны за счет увеличения торговли оружием. Создание технологических цепочек в кораблестроительной отрасли при использовании производственно-технологических мощностей британских и европейских компаний, расположенных в разных британских городах, открывало путь для процветания других отраслей британской промышленности. Развитие вооруженных сил Британии благодаря внедрению НИОКР имело целью укрепление промышленно-технологических связей с союзниками и партнерами в Европе и с США в период и после Брексита.

Официальный документ британского правительства «Внешняя политика, оборона и безопасность» (от 12 сентября 2017 г.) [12] изложил британский взгляд на участие страны в обеспечении безопасности и обороны континента после Брексита. Этот документ стал первым с начала переговоров по Брекситу, фиксировавшим готовность Британии после выхода продолжать такое тесное сотрудничество с ЕС, какого нет у Союза с третьими странами. Общие угрозы, а также общность европейских ценностей и образа жизни назывались главными причинами для продолжения такого сотрудничества.

В области обеспечения обороны и безопасности Европы Британия планировала осуществлять операциональное, институциональное и промышленное сотрудничество. Она была готова участвовать в операциях ОПБО и в оперативном планировании в соответствии с британским размером вклада. Высказывалась она и за продвижение сотрудничества между НАТО и ЕС. Являясь ведущим игроком в сфере европейских разработок в военной области, Британия подчеркивала важность сохранения связей с европейской оборонной промышленностью и хотела участвовать в проектах ЕОА. 

Это было неожиданным решением. Британское желание продолжать участие в работе агентства, возможно, объяснялось стремлением возобновить контроль и торможение развития европейского рынка вооружений и военных возможностей ЕС. Неожиданностью для европейцев стали и намерения Британии участвовать в Европейском оборонном фонде. Отсутствие механизмов участия третьих стран в работе этого фонда закрывало для Британии возможности для сотрудничества здесь с европейцами.

В документе не содержалось перечня проектов будущего сотрудничества с ЕС в области безопасности и обороны Европы, но особое упоминание двух направлений обеспечения европейской безопасности – космическая и кибербезопасность – свидетельствовало о готовности сотрудничать в первую очередь именно в них.

Следующим шагом по ускорению европейской интеграции в военной области стало соглашение 25 стран ЕС (ноябрь 2017 г.) о Постоянном структурированном сотрудничестве (PermanentStructuredCooperationPESCO). Предполагалось объединить усилия в создании европейской оборонной идентичности: в разработке вооружений, а со временем создать военные подразделения ЕС в дополнение к существующим миротворческим силам. Предполагалось ежегодное увеличение военных расходов стран - участниц. Ожидалось также, что после 2020 г. Европейский оборонный фонд станет финансировать военные разработки и закупки участников соглашения из своего бюджета в 5 млрд евро. Деятельность PESCOне подменяло собой членство в НАТО и миссий ООН, подавалась как дополнение к усилиям НАТО и рассматривалась как шаг к созданию «европейской армии». Выходившая из Союза Британия не подписала соглашение, но Б. Джонсон назвал инициативу перспективной и обещал британскую поддержку «со стороны» [17]. 

Демонстрацией перспектив развития британской наукоемкой и высокотехнологичной промышленности с целью привлечения европейцев и США к сотрудничеству с Британией после Брексита стала публикация Белой книги «Промышленная стратегия: созидаем Британию, соответствующую требованиям будущего» (ноябрь 2017 г.) [16]. Планировалось развивать инновационную экономику, позволяющую Британии входить в пятерку стран с самым высоким глобальным инновационным индексом в мире и лидировать в четвертой глобальной технологической революции (в том числе благодаря интенсивному развитию синтетической биологии и создания спутников). Залогом успешного глобального влияния страны и достижения экономического партнерства с ЕС признавалось развитие новых технологий, прежде всего в области искусственного интеллекта и информационной революции.

В Белой книге Министерства обороны «Промышленность для обеспечения обороны и процветающей Британии: обновляющая промышленная политика в области обороны» (декабрь 2017 г.) [15] признавалась стратегическая ценность британского оборонного высокотехнологичного промышленного сектора для процветания страны и осуществления ее обороны и безопасности. Планировалось развитие британской военно-промышленной базы путем укрепления промышленного и технологического особого партнерства с ЕС по линии ЕОА, ЕОФ, благодаря участию в Европейской программе оборонных исследований и Европейской программе развития оборонной промышленности. Также ожидалось продолжение ВТС по линии НАТО и с США.

Для укрепления сотрудничества с европейцами после Брексита, упрощения ведения торговых дел и контроля за европейскими инициативами извне Союза Британия занималась выстраиванием сети двусторонних договоров в Европе. В июне 2017 г. появилось соглашение о партнерстве в области кибербезопасности, противодействия терроризму и гибридным войнам между ней и Нидерландами. А 21 декабря 2017 г. был подписан британо-польский широкомасштабный договор о сотрудничестве в сфере обороны и безопасности, сравнимый по перспективам с франко-британским Ланкастерским соглашением.

Появившиеся по результатам окончания первого раунда переговоров по Брекситу в декабре 2017 г. первые договоренности показали готовность Британии продолжать финансировать научные разработки по линии Союза. Но оговаривалась необходимость достижения отдельных договоренностей о финансировании разработок в области космоса. Вторая фаза переговоров Британия-ЕС обещала быть еще более тяжелой: предстояло урегулировать торговые отношения после Брексита. При этом напрямую затрагивались интересы британских и европейских производителей, в том числе в области вооружений и военных технологий.

*   *   *

Британия рассчитывала, что желание европейских стран пользоваться ее инновациями в разных областях науки откроет ей путь к продолжению военно-промышленного сотрудничества с Европой, участию в работе европейских агентств после Брексита, а значит, и к сохранению контроля за ходом военно-политической интеграции ЕС. Особое значение в деле укрепления британского влияния на европейские дела во время и после Брексита отводилось военно-промышленному сотрудничеству с Францией, являвшейся ключевым партнером Британии в Европе, второй по военной мощи ядерной державой в Европе, членом СБ ООН, членом G7, G20 и НАТО. Но Франция в этот период стремилась к приоритетному укреплению франко-германской оси и к более динамичному развитию интеграционных процессов в ЕС.

В ходе визита в Британию в январе 2018 г. президент Франции Э. Макрон обещал ей поддержку в деле преодоления решения ЕС об исключении британских фирм и Королевского аэрокосмического общества из различных научно-технических проектов и военных контрактов из-за Брексита. Но в день визита стало известно о решении Еврокомиссии переместить инфраструктуру слежения и обслуживания спутниковой системы “Galileoиз Британии (Лондона) в Испанию (Мадрид). Под вопросом оказалась возможность использования этой системы британским бизнесом и вооруженными силами после начала ее работы. Это было тревожным сигналом для Британии, которая производила ¼ всех больших телекоммуникационных спутников связи и 40% всех производимых в мире маленьких спутников [25]. По своим хозяйственным масштабам и наукоемкости британская аэрокосмическая отрасль уступала в мире только американской. В ней работало 120 тыс.чел.; ее экспорт приносил около 28 млрд. фунтов стерлингов в год [11]. Сохранение промышленных мощностей и квалифицированных кадров аэрокосмических производств Airbusв Уэльсе означало сохранение стабильности региона.

Поскольку Британия финансировала 40% всех европейских военных НИОКР, в феврале 2018 г. ее премьер высказалась в пользу участия британских компаний в развитии европейских оборонных и кибервозможностей, за реализацию программы совместного освоения космоса, а также за участие страны в работе ЕОФ и ЕОА для разработки будущих улучшенных европейских военных возможностей [20]. Она подчеркивала необходимость специального договора ЕС и Британии о защите данных с учетом британских стандартов в этой области. Это было необходимо для сохранения британского участия в работе агентств Союза, производственно-технологических связей между британской и европейской промышленностью, а также привлекательности Британии как главного европейского технологического центра.

Ключевым сектором оборонной промышленности, в котором создавалось больше всего инновационных технологий многоцелевого назначения, всегда служил авиационный. Поэтому для ускоренного развития военных НИОКР, а также для сохранения существующих промышленно-технологических цепей британских и европейских производителей аэрокосмической продукции новый министр обороны Британии Гэвин Уильямсон объявил о разработке “Военно-воздушной стратегии” (февраль 2018 г.) [6]. Она планировала создание конкурентоспособных на международных рынках вооружений новых высокотехнологичных самолетов, сконструированных и построенных совместными усилиями британских и международных фирм. 

Пока Британия вела переговоры о выходе из Евросоюза, возможности сотрудничества с европейцами в области обороны и безопасности постепенно сокращались. Так, Ж.-К. Юнкер призвал к упрощению военных закупок ЕС и увеличению вложений в оборонные исследования, а также к изменению порядка принятия решений в ОВПБ с «единодушного согласия» на «квалифицированное большинство голосов». В апреле 2018 г. в свете ракетных ударов США, Британии и Франции по Сирии координатор переговоров по Брекситу от Европарламента Ги Верховстадт высказался за создание армии ЕС.

Евросоюз отказал Британии в реализации программы Galileo. Еврокомиссия приняла решение о переносе всех работ по системе Galileoво Францию и Германию, а также исключила Британию после марта 2019 г. (после Брексита) из всех ключевых элементов системы, поскольку изначально ее использование предполагалось только членами ЕС. Это привело к финансовым потерям британской промышленности и утрате британскими вооруженными силами возможности пользоваться данной системой навигации для сверки данных с американской Глобальной системой определения координат (GlobalPositioningSystem, GPS). Начавшийся экономический спад еврозоны, а также увеличение бюджета ЕС на 2021-2027 гг. с 955 млрд фунтов стерлингов до 1.13 трлн фунтов стерлингов при наличии финансовой «дыры» в 13.2 млрд фунтов стерлингов в год из-за Брексита только усилили протекционистские настроения в ЕС [8].

Появившаяся в свете развязывавшейся американцами экономической войны с ЕС и Китаем франко-германская инициатива (5 мая 2018 г.) по созданию нового вида европейского вооружения — военно-воздушной системы будущего (БВСБ) (futurecombatairsystem) рассматривалась экспертами как стремление к развитию европейской обороны и как политический демарш европейцев в отношении политики Трампа. В случае успеха этого проекта Европа получит возможность действовать независимо от США, конкурировать с ними на мировых рынках вооружений.

Проект также становился способом оказания давления на Британию. Это вооружение создавалось на основе использования искусственного интеллекта корпорациями Airbusи Dassault.Британская фирма BAE Systems, ранее участвовавшая в создании европейских самолетов “Jaguar”, “Tornado”и “Typhoon”, не была приглашена к сотрудничеству. Это могло затормозить развитие британских высоких технологий в области создания самолетов такого класса.

Очередной призыв канцлера ФРГ А. Меркель позаботиться о военной защите своими силами без расчета на американскую помощь [2], прозвучавший в условиях растущего напряжения между президентом США и союзниками по НАТО, означал ужесточение курса ЕС в отношении выходившей из Союза Британии. Стараясь сгладить напряженность в отношениях с ЕС из-за скандала вокруг проекта “Galileo”, британский премьер обещала выделить 68 млрд фунтов стерлингов для участия в НИОКР ЕС после Брексита при условии получения страной соответствующего ее вкладу влияния на их результаты [13]. Объявив о начале работ (стоимостью в 3 млрд фунтов стерлингов) над созданием собственной спутниковой навигационной системы [14], Британия потребовала вернуть капиталовложения в размере 1 млрд евро, ранее сделанные в программу “Galileo” [5]. При этом другие направления ВТС Британии с европейскими фирмами не пострадали.

Обострение торговой войны между США и ЕС из-за введения тарифов на ввозимые в США сталь и алюминий вызвало дополнительные экономические проблемы у ЕС и Британии. Для Лондона это означало удорожание строительства нового поколения атомных подлодок класса Dreadnought, осуществляемой в США из британской стали. Активно развивавшееся сотрудничество между Британией и США в области НИОКР, успешная реализация амбициозного проекта создания новейшего истребителя F-35 BLightningи начатая программа (в 260 млн. фунтов стерлингов) модернизации 8 военно-транспортных самолетов RAF C-17 “GlobemasterIII” не гарантировали американскую экономическую поддержку. Американцы периодически напоминали Британии, что сохранение тесных торгово-экономических связей с ЕС помешает заключению выгодного британо-американского соглашения.

У Британии не было действенных рычагов давления на ЕС, поэтому начавшаяся торговая война только обострила ситуацию на переговорах по Брекситу. При этом судьба договора по Брекситу и договора о сотрудничестве с ЕС в области безопасности и обороны не становилась понятнее. Авиационные правила Евросоюза, регулирующие порядок работы европейской аэрокосмической индустрии, переставали действовать по отношению к британской продукции после 29 марта 2019 г. Это означало, что самолеты фирмы Airbusс крыльями и двигателями британского производства не прошли бы сертификацию ЕС. Еврокомиссия посоветовала европейскому бизнесу отказаться от использования британских запчастей при создании своей продукции.

Ситуация стала настолько серьезной, что Генеральная ассоциация авиаперевозчиков и Британская аэрокосмическая торговая группа ADSобратились к переговорщику от Евросоюза Майклу Барнье с просьбой обсуждать проблемы сертификации продукции аэрокосмического сектора отдельно от политических переговоров о выходе Британии из торгового блока. В конце июня 2018 г. BMWи Airbusпригрозили британскому правительству выводом из страны производств при отсутствии к концу лета четких договоренностей об условиях выхода Британии из ЕС. Такой процесс уже начался в мае 2018 г. 

Заявление было воспринято в Британии как шантаж в пользу Евросоюза. Компанию Airbusпригрозили лишить важных для нее военных контрактов. Но перспективы «жесткого Брексита» не устраивали и британских предпринимателей. 55% директоров британских фирм заявили, что для их компаний важнее всего максимальный доступ к рынку ЕС и минимальные различия в стандартах и таможенных правилах [7].

*   *   *

Задача сохранения ВТС с европейскими странами важна для Британии. Выход из ЕС несет ей значительные финансовые убытки и снижение политического влияния в мире. Британия теряет прибыльные европейские заказы, финансирование и доступ к европейским НИОКР в чувствительных сферах безопасности и обороны, возможность участвовать в развитии передовых космических технологий. 

Государственное финансирование военно-промышленной базы и ее научно-исследовательского потенциала имеет целью поддержать на высоком уровне и развить в период Брексита эти сферы деятельности британского бизнеса, чтобы сохранить заинтересованность европейцев в продолжении сотрудничества с Британией как с лидером в области инновационных технологий в Европе и мире.

Заинтересованность в сохранении стратегического интереса к Британии ее главного союзника в мире ― США ― заставляет Лондон искать способы присоединиться к работе европейских институтов, отвечающих за европейскую безопасность и регулирующих ВТС, и продолжать влиять на их функционирование.

Но ускорявшиеся параллельно с Брекситом европейские интеграционные процессы в области безопасности и обороны создавали расширяющееся поле маневра для европейцев в этой области. Эти же интеграционные процессы все больше сокращали возможности выходившей Британии влиять на решения ЕС после Брексита, оттесняя ее, несмотря на значительные капиталовложения в европейскую оборону и безопасность, из центра европейских дел на европейскую периферию.

Начавшаяся изматывающая финансово-политическая война на выживание между США и ЕС обостряет и усложняет переговорный процесс по выходу Британии из ЕС, вынуждает европейцев прибегать к различным формам протекционизма для преимущественного финансирования программ европейской промышленности. На фоне финансовых издержек от Брексита и торговой войны с США решение ЕС (июнь 2018 г.) увеличить инвестиции в европейскую боеготовность для достижения большей независимости от США в обеспечении европейской безопасности не делают развитие сильно фрагментированного европейского рынка вооружений делом ближайшего будущего. Военные разработки давно стали весьма науко- и капиталоемким делом. Поэтому для снижения финансовых затрат и ускорения процесса создания новых видов вооружений и систем безопасности европейцам придется после Брексита привлекать британский передовой научный и промышленный потенциалы. Сейчас Британия является европейским лидером в таких наукоемких областях, как кибербезопасность, робототехника и искусственный интеллект [22].

 

ЛИТЕРАТУРА:

1. Лоуренс Т.Великобритания предлагает беспрецедентные отношения с ЕС в сфере обороны. 13.09.2017. — http://rus.delfi.ee/daily/diplomaatia/velikobritaniya-predlagaet-besprecedentnye-otnosheniya-s-es-v-sfere-oborony?id=79596548(дата обращения: 02.10.2017).

2. Меркель призвала Европу взять свою судьбу «в собственные руки», не полагаясь на защиту США. 10.05.2018. — http://www.newsru.com/world/10may2018/destiny.html(дата обращения: 09.08.2018).

3. A European Defence Fund: 5.5 Billion Euro Per Year to Boost Europe’s Defence Capabilities. 7 June2017. — http://europa.eu/rapid/press-release_IP-17-1508_en.htm(дата обращения: 21.08.2017).

4. Accelerating Defence Innovation. 8 December 2016. — https://www.gov.uk/government/news/accelerating-defence-innovation(датаобращения: 11.07.2018).

5. Brexit: UK Wants 1bn Pounds Back from EU If It Is Excluded from Galileo. 24.05.2018. — http://www.bbc.com/news/uk-politics-44232269(датаобращения: 09.08.2018).

6. Britain Set to Launch Combat Air Strategy, Defence Secretary announces. 21 February2018. — https://www.gov.uk/government/news/britain-set-to-launch-conbat-air-strategy-defence-secretary-announces(дата обращения: 09.08.2018).

7.Chapman B.Brexit: UK Businesses Reject Government’s “Max-fac” Customs Plan // The Independent, 4 July 2018.

8.Crisp J.EU Fury as Brussels Demands Bigger Budget to Plug Brexit Blackhole // The Daily Telegraph, 2 May 2018.

9. Dean S.UK’s Defence Industry Handed a Boost as MBDA Lands 539m Pounds Trio of Contracts // The Daily Telegraph, 21 April 2017.

10. Defence Industry Called to Tackle Enduring Challenges. 26 January2017. — https://www.gov.uk/government/news/defence-industry-called-to-tackle-enduring-challenges(дата обращения: 21.07.2018).

11.Dickins S.Brexit Warning for Aerospace Industry Supply in Wales. 19.03.2018. — http://www.bbc.com/news/uk-wales-43435771(датаобращения: 09.08.2018).

12.Foreign Policy, Defence and Development – a Future Partnership Paper. 12 September2017. — https://www.gov.uk/government/publications/foreign-policy-defence-and-development-a-future-partnership-paper(дата обращения: 15.07.2018).

13.Ghosh P.PM Will Pay to Have “Full Association” with EU Research. 21.05.2018. — http://www.bbc.com/news/science-environment-44202312(датаобращения: 09.08.2018).

14.Hope C.Revealed: Britain’s 3 Billion Pounds ‘Sat Nav’ System to Rival EU’s After Brexit // The Daily Telegraph, 7 May 2018.

15.Industry for Defence and a Prosperous Britain: Refreshing Defence Industrial Policy. Ministry of Defence. 20 December 2017.

16.Industrial Strategy: Building a Britain Fit for the Future. Cm9528. November2017. — https://www.gov.uk/government/publications/industrial-strategy-building-a-britain-fit-for-the-future(дата обращения: 12.06.2018).

17.Johnson B.Foreign Secretary Attends November 2017 EU Foreign Affairs Council Meeting. 13 November2017. — https://www.gov.uk/government/news/foreign-secretary-attends-november-2017-eu-foreign-affairs-council-meeting(дата обращения: 09.08.2018).

18.Juncker: EU Needs Stronger Defence Arm. 09.06.2017. — http://www.bbc.com/news/world-europe-40217085(датаобращения: 15.07.2017).

19.National Shipbuilding Strategy: The Furure of Naval Shipbuilding in the UK. 6 September 2017. — https://www.gov.uk/government/publications/national-shipbuilding-strategy (датаобращения: 15.07.2018).

20.PM speech at Munich Security Conference: 17 February 2018. — https://www.gov.uk/government/speeches/pm-speech-at-munich-security-conference-17-february-2018(датаобращения: 10.03.2018).

21.Parker Review: Blueprint for a Strong Naval Shipbuilding Sector. 29 November2016. — https://www.gov.uk/government/news/parker-review-blueprint-for-a-strong-naval-shipbuilding-sector(дата обращения: 11.07.2018).

22.Quetteville H.deMacron Left Behind in Race for AI Crown // The Daily Telegraph, 9 June 2018.

23.Refreshing Defence Industrial Policy 2016: Review of Consultation Responses. 22 November2016. —https://assets.publishing.service.gov.uk/government/uploads/system/uploads/attachment_data/file/608684/2017412_-_Refreshing_Defence_Industrial_Policy_2016_Online_Consultation_Response.pdf(дата обращения: 03.08.2018).

24.UK’s International Defence Engagement Strategy // The Ministry of Defence, UK. 2017, p. 16.

25.Tovey A.Industry Bosses Urge Britain to Get Back in the Space Race // The Daily Telegraph, 11 February 2018.



[1]Имеютсяввидудведирективы: Defence Procurement Directive(Directive 2009/81/EC) иDirective on Transfers of Defence Related Products(Directive 2009/43/EC).

комментарии - 2
LINATog 7 декабря 2018 г. 23:59:49

Все больше и больше бизнесов начинают активно продвигаться в Instagram.
Между наших клиентов кушать словно риелторы ,
так и люди, занимающиеся продажей модной мужской одежды.
В связи с этим позволительно откровенный сказать, сколько большинство сообществ подходит для продвижении в Instagram сообществ.

ТУТ [url=http://instagram99.ru]раскрутка Instagram Казань[/url]

Наша дилемма - пригнать в ваш Instagram бизнесов токмо целевых клиентов,
заинтересованных в вашем продукте, так как токмо такой подход
позволит вам брать заявки и продажи из Инстаграм бизнесов.
Следовательно мы максимально качественно прорабатываем сей вопрос.
Около улучшения в Инстаграм сообществ мы составляем изображение вашей целевой аудитории,
выявляем "места ее обитания" и начинаем контактировать с ней присутствие помощи рекламы у лидеров мнений, следовать которыми следит ваша целевая клиенты и т.д.
Однако это позволяет нашим клиентам доставать один живых подписчиков, реально заинтересованных в их продукте.
http://instagram99.ru - Раскрутка страниц в Инстаграм

KIRAgon 8 декабря 2018 г. 13:10:05

Хоть всякую ключевую словосочетаний в ТОПе поисковой системы только 10 мест, а желающих попасть туда — тысячи.
Чем больше конкуренция, тем лучше необходимо усилий и выше цена.
Некоторые ключевые слова заносят миллионы долларов,
например, крупному опту и разработка магазинов – каждый новый покупатель работает дождь лет и кипа платит.
Цена заказать через: самих ключевых фраз (оценивается полный цикл); региона,в котором Вы хотите иметься для топовых позиций.
Разработка и Раскрутка сайтов в поисковых системах дешево

[url=http://prodvizhenie-caitov-moskva.ru/]раскрутка сайта[/url]
Создание и Продвижение сайтов в Гугл быстро
Лучшие знания во всех областях интернет-маркетинга и возможности заказать продвижение сайта в поисковых системах или, проще говоря, SEO.
привлечение потенциальных клиентов из интернета;
от консультаций и аудитов и поведенческие факторы Маркетинг комплексной движением над выводом в internet сети вашего сайта,
социальной странички проекта компании в целом
Крутой испытание в области этих услуг позволяет нам дозволять всё в комплексе.
Вконтакте маркетинг и усвоение бизнес процессов даёт нам обеспечивать успех!
http://prodvizhenie-caitov-moskva.ru/ - заказать разработка и раскрутку сайтов Москва

Мой комментарий
captcha