Официальные извинения    2   5081  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   10964  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    450   28287 

Россия в изменившейся геополитической ситуации: участие в интеграционных проектах

 Изменения в международном экономическом и политическом ландшафте

На наших глазах заметно меняется геоэкономическая ситуация в мире. Разразившийся в конце первого десятилетия XXI века мировой финансово-экономический кризис не прошел бесследно для большинства стран и вызвал перемены в конфигурации всей политической и хозяйственной структуры мира. Попытки приспособить мировую финансовую систему к посткризисным условиям и оградить экономику от дальнейших потрясений не увенчались успехом. Начавшаяся активная работа в рамках группы ведущих стран G-20 вылилась в принятие многообещающих решений об упорядочении мировой финансовой сферы и усилении роли развивающихся стран в ведущих международных организациях (МВФ и Всемирном банке). Постепенно вся эта работа сошла на нет в результате сопротивления США и других западных государств.

Тем не менее, необходимость в перестройке мировой системы финансов, торговли и экономических отношений в целом по-прежнему ощущается. Особенность нынешнего этапа состоит в том, что попытки реорганизации мирохозяйственных связей в своих интересах сепаратно предпринимают наиболее влиятельные страны и их группировки. Прежде всего, речь идет о двух масштабных проектах, реализуемых США: Транстихоокеанском и Трансатлантическом партнерствах (ТТП и ТАП). Первое из них, охватывающее почти 40% мировой экономики, уже получило практическое оформление: соглашение о его создании было подписано в октябре 2015 г. Второе находится в стадии согласования между США и Европейским союзом, который должен стать участником партнерства как организация вместе со всеми входящими в него государствами-членами.

Инициированные США, партнерства объединяют не просто отдельные страны близлежащего региона, а далеко отстоящие друг от друга части разных континентов (Северную Америку и Восточную Азию, в первом случае, и Северную Америку и Западную Европу – во втором). Но дело не столько в этом: прецедент межконтинентального объединения государств был создан гораздо раньше, с возникновением Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), участниками которого стали многие страны, расположенные по обе стороны Тихого океана, включая великие державы США, Китай и Россию. Особенность ТТП и ТАП состоит в том, что они изначально задумывались как закрытые организации, членами которых могут быть только избирательно приглашенные страны, а за бортом остаются неугодные государства (в состав ТТП, например, не были приглашены ни Россия, ни Китай).

Опасность формирования подобных закрытых объединений состоит не только в том, что они заставляют другие страны принимать контрмеры (Китай стал инициатором создания Международного инвестиционного банка инфраструктурных проектов), но главным образом по причине размывания общемировых правил торгово-экономического общения. Внутри сепаратных объединений будут действовать собственные, более льготные условия и стандарты ведения бизнеса, инвестирования капитала, заключения торговых и иных сделок, отличающихся от универсальных правил ВТО.

Другим, геополитическим, направлением подрыва единой системы мировых экономических связей стало широкое применение разного рода санкций со стороны доминирующих государств и их элитных союзов. Если раньше санкции применялись к так называемым странам-изгоям (КНДР, Кубе, Ирану) под предлогом наказания за несоблюдение международных договоров, то с 2014 г. санкционные меры (индивидуальные, финансовые, внешнеторговые, секторальные) были применены со стороны США, Евросоюза и некоторых других государств к России. Причина – ее якобы неправомерные действия в отношении Украины (в связи с воссоединением Крыма и гражданской войной на территории Донецкой и Луганской областей).

Отказ от политических средств решения проблем и переход к методам открытого экономического и пропагандистского давления поставили нашу страну в новую международную ситуацию, которая не только существенно повлияла на ее внутриэкономическое развитие, но и резко изменила приоритеты интеграционных устремлений. Введенные США и Евросоюзом антироссийские санкции, преследующие цель нанести непоправимый ущерб российской экономике, подорвать социальную и политическую стабильность, вызвать недовольство граждан действиями руководства и добиться его смещения, заставляют нас переосмыслить проводившийся до сих пор курс во внутренней и внешней политике с учетом новых чрезвычайных реальностей. Необходимо найти адекватный ответ на попытки Запада добиться международной изоляции России, ограничить ее торгово-экономические связи с миром, объявить изгоями наиболее активных политиков и государственных служащих, деятелей культуры и даже журналистов. Для этого, прежде всего, нужно осознать новые угрозы и вызовы, возникшие перед нашей страной, а также подлинное значение для судеб мира избранного Западом беспрецедентного в нормальных условиях способа навязать свою волю на сей раз не каким-то маргинальным режимам, а самому крупному по занимаемой территории государству.

Видимо, не желая того, инициаторы антироссийских санкций поставили под вопрос собственное детище – экономическую глобализацию, объявлявшуюся панацеей от всех бед современного мира. До сих пор скептически оценивавшие проблемы глобализации специалисты указывали в основном на одностороннюю выгоду от нее для развитого мира и подчиненное положение отстающих в развитии стран, а движения антиглобалистов и альтерглобалистов отвергали ее нынешнюю практику на том основании, что она способствует еще большему обогащению богатых и обнищанию бедных. Теперь же оказалось, что государство под названием Россия, глубоко включившееся в международное разделение труда, может по политическим и идеологическим мотивам быть в одностороннем порядке исключено из системы мирохозяйственных связей, а призванные защищать всеобщие правила торгово-экономического сотрудничества организации типа ВТО и МВФ перестали выполнять эти свои функции.

Поскольку разорительным санкциям отныне может безнаказанно подвергнуться любая страна мира, то самим прецедентом их применения к России нанесен сокрушительный удар по теории и практике глобализации как всемирной системы. Рухнули иллюзии относительно безусловной полезности мирового разделения труда и международной кооперации, коль скоро вписавшиеся в эту систему страны могут преднамеренными действиями быть поставлены на грань экономического разорения. Теперь каждая страна, интегрирующаяся в мировое хозяйство, либо навсегда должна отказаться от самостоятельной внешней политики, либо постоянно держать в уме смертельную для себя опасность чрезмерного включения в мирохозяйственные связи и поэтому ориентировать свое развитие преимущественно на внутренние источники.

Сейчас, когда практически невозможно применение атомного оружия и некоторых других запрещенных средств массового уничтожения в ходе военных действий, главным способом достижения неблаговидных целей становятся «холодные войны», которые, как оказалось, не менее разрушительны, чем вооруженные вторжения. Более того, если в ходе военных действий международными конвенциями запрещено применение химического и иного бесчеловечного оружия и установлены правила гуманного обращения с военнопленными, то пропагандистские и экономические войны никем не запрещены и ведутся без всяких правил. А ведь они способны в одночасье разрушить любое хорошо налаженное межгосударственное сотрудничество.

Исправить ситуацию всеобщей неопределенности и недоверия может только заключение всемирной конвенции о недопустимости экономических санкций и других мер материального воздействия на отдельные государства по идеологическим и политическим соображениям. Россия могла бы выступить инициатором подготовки такой конвенции совместно с группой стран, реально пострадавших от вводившихся против них санкций (к ним относятся Китай, Белоруссия. Иран, Куба, КНДР). Остается лишь надеяться, что нынешняя убийственная практика взаимных санкций послужит наглядным уроком человечеству и заставит принять меры по ее недопущению в будущем.

О неприемлемости разного рода экономических санкций четко заявил президент В. Путин на пресс-конференции по итогам саммитов БРИКС и ШОС в Уфе: «Мы выступаем за полноформатное снятие санкций, и как можно быстрее, потому что вообще считаем, что это не способ решения международных вопросов и проблем. Мы исходим из того, что такой инструмент, как санкции, вообще должен быть изъят из международного экономического лексикона и общения. Они не должны использоваться в мировой экономике, потому что переворачивают ее с ног на голову. Мы все должны жить в нормальных, естественных условиях, и только в этом случае можно обеспечить устойчивое, стабильное и безопасное развитие» [4].

Пока же нашей стране приходится выживать и развиваться во враждебном внешнеполитическом окружении. Для нее путь к нормальным экономическим отношениям с Западом оказался закрытым вследствие не только примененных к России якобы временных санкций, но и отсутствия перспектив их отмены в ближайшее время. Если даже нормализуется ситуация в юго-восточных областях Украины, и часть введенных Евросоюзом санкций будет отменена по причине их вредоносности для самих европейских стран, то наказание России за воссоединение с Крымом явно будет продолжаться длительное время. А вернее – до тех пор, пока, как заявили американские официальные лица в первую годовщину крымских событий, полуостров не будет возвращен назад в состав Украины. Как показывает практика (достаточно вспомнить принимавшуюся в США долгоиграющую поправку Джексона-Веника), уже введенные санкции быстро не отменяются и будут еще долго отравлять отношения Запада с нашей страной. По прошествии двух лет их применения стало ясно, что их инициаторы не могут достичь своей первоначальной цели, и им необходимо будет менять прежнюю тактику. Но даже неизбежная дипломатическая и политическая нормализация взаимоотношений не приведет к немедленному восстановлению прежних экономических связей, для которых характерна труднопреодолимая инерция настороженности и недоверия.

Главное же даже не в этом. Независимо от судьбы конкретных санкций, отношения с Западом не могут быть восстановлены в прежних объемах и структурах по той причине, что Россия наконец-то осознала опасность от своей односторонней зависимости как от топливно-сырьевой направленности экспорта, так и от массового импорта важной продукции из-за границы. Стало очевидно, что его приостановка сразу же наносит невосполнимый урон безопасности страны. Мы обязаны извлечь уроки из неблагоприятной ситуации, в которой оказались в постперестроечный период, и принять стратегию импортозамещения и воссоздания собственных производств в таких ключевых отраслях, как станкостроение, сельскохозяйственное машиностроение, электроника, судостроение, фармацевтика, выпуск современных материалов и строительной техники. Все это должно быть нацелено в первую очередь на удовлетворение потребностей обширного внутреннего рынка, а также на производство конкурентоспособной продукции, предназначенной для экспорта.

Осознав невозможность быстрой нормализации отношений с Западом, наша страна вынуждена скорректировать вектор торгово-экономического сотрудничества, направив его на те страны и регионы мира, которые не захотели участвовать в антироссийской санкционной войне. Оказалось, что наши наиболее перспективные партнеры расположены в основном в Азии и Латинской Америке, и именно в этих направлениях началась переориентация наших связей.

 

Особенности участия России в международных интеграционных проектах

 

В условиях усилившейся нестабильности и турбулентности на мировой арене России следует заново оценить свои возможности и определить реалистичные цели в плане поиска подобающего ей места в международных политических и экономических отношениях. В связи с этим важное значение приобретает уточнение форм участия страны в интеграционных проектах, в которых она уже задействована или планирует участвовать впредь.

Необходимость в международном сотрудничестве возникла с момента появления новой России. После развала Советского Союза она попыталась наладить широкое взаимодействие с другими постсоветскими республиками в рамках Содружества независимых государств (СНГ). Под эгидой этой организации государства-члены заключили ряд важных соглашений о сотрудничестве в гуманитарной и иных сферах, облегчивших перемещение и общение граждан и решение ряда межгосударственных вопросов. В области экономического сотрудничества полезную роль играет зона свободной торговли, в рамках которой действует режим беспошлинной торговли между странами. К сожалению, преимуществами взаимовыгодного сотрудничества перестали пользоваться Грузия, вышедшая из СНГ после войны в Южной Осетии 2008 г., и Украина с вступлением в силу в 2016 г. Соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Однако СНГ, обеспечившее «мягкий развод» ее участников после длительной совместной жизни, так и не стало полноценным интеграционным проектом из-за неготовности отдельных стран к объединению на новой (преимущественно рыночной) основе. Более готовые к этому Россия, Казахстан, Белоруссия, Киргизия и Таджикистан образовали ЕврАзЭС, ставшее промежуточным этапом на пути создания сначала Таможенного союза трех крупнейших государств, а затем и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в составе Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и России. ЕАЭС представляет собой полноценное региональное интеграционное объединение с соответствующими целями и надгосударственными механизмами.

Полнокровная интеграция в рамках Евразийского экономического союза становится для России главным проектом регионального международного сотрудничества. При этом речь не идет о приписываемом нам стремлении воссоздать Советский Союз в новой форме, так как это практически невозможно и политически нецелесообразно. Экономическая интеграция стран, не входящих в Евросоюз на западе и АСЕАН на юго-востоке и не желающих попасть в орбиту исключительного влияния великого Китая, стала единственно возможным для них путем самостоятельного развития по собственной повестке дня в противовес неизбежному поглощению мощными соседними группировками или странами. Региональный характер этого интеграционного союза позволяет использовать все преимущества тесного сотрудничества соседних и близлежащих стран, наладить между ними эффективное разделение труда с использованием уже сложившихся сравнительных преимуществ и дополнительных выгод от глубокого делового кооперирования.

Каков может быть характер интеграции на пространствах бывшего СССР? Основатели ЕАЭС отказались от создания политического союза на первоначальном этапе интеграционного процесса. И это правильно в условиях, когда еще живы опасения недавно получивших независимость стран вновь оказаться в подчиненном от «старшего брата» положении и развиваться по чужому сценарию. Вновь объединяться можно было только под давлением обстоятельств и при соблюдении взаимной выгоды. Ряд государств добровольно вошли в оборонительную Организацию договора о коллективной безопасности (ОДКБ), так как этого потребовала совместная борьба с терроризмом и наркотрафиком. Именно реальные экономические интересы заставили, например, Казахстан сделать выбор в пользу более тесного сотрудничества с Россией, а его президента Н. Назарбаева стать инициатором евразийской интеграции. Тем же самым руководствуются и другие страны, уже вступившие в ЕАЭС и собирающиеся к нему присоединиться.

Нельзя отрицать особой роли, которую вынуждена играть в этом Союзе Россия. И дело не только в несопоставимых с другими членами размерах ее территории, населения и экономического потенциала. В конце концов, эти межстрановые различия можно нивелировать равноправным представительством всех участников в руководящих органах и справедливым порядком принятия важных решений. Первостепенная ответственность за судьбу интеграции ложится на нашу страну по той простой причине, что без ее участия не может состояться реализация ни одного совместного проекта, требующего концентрации больших сил и средств и гарантий от возможных рисков. Инициатива может исходить от любого заинтересованного в проекте участника, но без поддержки наиболее мощного партнера ее выполнение вряд ли возможно.

Россия, имеющая наиболее диверсифицированную экономику, может и должна быть локомотивом сотрудничества, инициатором крупных проектов, выполнение которых не под силу никому без ее участия. Наша страна заинтересована, прежде всего, в собственном развитии, в решении задач структурной перестройки и технической модернизации своей производственной базы. И интеграцию с другими странами она воспринимает как внешнеэкономический аспект этого процесса. Выгода же ее партнеров состоит в том, что они включаются в общую созидательную работу, в результате которой наращивают собственный экономический потенциал, создавая производства, которые никогда бы не появились при отсутствии интеграционных связей. Но такого эффекта невозможно достичь, если сотрудничество будет пущено на самотек.

Опыт Евросоюза показывает, что страны-члены добиваются улучшения ситуации только в тех сферах, в которых проводится осознанная политика: в создании транспортной инфраструктуры, защите окружающей среды, обустройстве сельской местности, развитии иностранного туризма. Менее развитые страны (такие, например, как Болгария, Румыния и даже Венгрия) не наращивают свой промышленный и научный потенциал и вынуждены смириться с деградацией традиционно важного для них сельского хозяйства, так как задачи подъема этих отраслей отсутствуют в общей экономической политике ЕС. Необходимо учитывать этот негативный опыт и нацеливать интеграцию в ЕАЭС на всестороннее развитие производственного и научно-технического потенциала каждой страны с учетом, конечно, ее исторических и социально-экономических особенностей.

При формулировании целей и задач развития российской экономики необходимо рассчитывать на участие в их реализации наших партнеров по интеграции. Отсутствие у нас четкого целеполагания и стратегического планирования мешает выработке комплексной внутренней экономической политики, а, следовательно, и приоритетных направлений сотрудничества с нашими интеграционными партнерами. Поэтому и нет конкретных программ производственного взаимодействия, а тем более общей промышленной политики в рамках ЕАЭС, и вряд ли стоит ожидать их появления в ближайшее время.

Однако кооперационное сотрудничество должно налаживаться уже сейчас, иначе обозначившаяся в 2013 и 2014 гг. тенденция сокращения внутрисоюзного товарооборота, наступившего после его наращивания сразу же после создания Таможенного союза, будет продолжаться и впредь при отсутствии более глубокого разделения труда, межстрановой производственной специализации и кооперирования. Наряду с созданием единого экономического пространства, свободного трансграничного передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы нужны еще крупные инвестиционные и производственные проекты, выполнение которых может мобилизовать денежные и материальные ресурсы разных стран.

Реализовываться они могут на основе государственно-частного партнерства с долевым финансированием, льготным кредитованием, использованием госзаказов и гарантированных коммерческих контрактов на выполнение строительно-монтажных работ, разработку и выпуск новой продукции для ее реализации на совокупном рынке ЕАЭС с возможностью ее экспорта в другие страны. Что мешает, к примеру, разработать и осуществить совместный проект развития сельскохозяйственного машиностроения с участием в его выполнении всех заинтересованных стран, каждая из которых будет производить подходящие для своих природных условий виды землеобрабатывающей техники, а также детали и узлы любых других сельскохозяйственных орудий? Подобные проекты сразу же вдохнут жизнь в интеграционное сотрудничество и дадут осязаемый результат в виде прироста странового ВВП и увеличения доли внутрисоюзного товарооборота.

Новый союз сможет со временем расширяться не только за счет бывших советских республик (ожидается присоединение Таджикистана). К участию в таможенном союзе в рамках ЕАЭС склоняется, например, Вьетнам, являющийся членом АСЕАН и рассчитывающий извлечь пользу из одновременного вхождения в зоны свободной торговли обеих организаций.

Обосновывая необходимость безотлагательного налаживания интеграционного сотрудничества постсоветских стран, хотелось бы возразить некоторым авторам, которые игнорируют происходящие геополитические перемены и продолжают по инерции рассуждать о неизбежности интеграции Европейского союза и ЕАЭС, о создании Большой Европы от Атлантики до Тихого океана. Порой звучат оптимистические заявления относительно того, что «ЕАЭС и ЕС рано или поздно придут к объединению усилий и глубокому партнерству» [1. С. 163]. Или что «интеграция Европейского союза и Российской Федерации – это геополитический императив, жесткое требование которого исходит не из каких-либо идеальных побуждений, а из сугубо прагматических интересов как Евросоюза, так и России» [2. С. 174]. Такого рода заявления представляются, по меньшей мере, несвоевременными. Они не учитывают нынешних реальностей, а именно глубокого разлома, разделившего Запад и Россию, скорее всего, на достаточно длительный период времени. Кроме того, сегодня актуальна задача формирования и укрепления ЕАЭС, а не налаживания его интеграционных связей с Евросоюзом. В слишком разных весовых категориях находятся пока эти две организации, чтобы можно было вести речь об их взаимопроникновении, которое обернулось бы поглощением более слабого игрока более сильным и опытным.

Непростым выглядит и вопрос о направлениях дальнейшего развития ЕАЭС, а конкретно - о том, должен ли экономический союз стать политическим. Положительно отвечают на этот вопрос авторы одной недавно опубликованной на эту тему статьи [5]. Хотелось бы в этой связи отметить, что вызревание полнокровного межгосударственного союза должно проходить постепенно. Переход на более высокие уровни интеграции должен осуществляться по мере решения задач предыдущих этапов и при невозможности достижения насущных целей прежними методами. ЕАЭС является продолжением Таможенного союза и Единого экономического пространства. Они послужили стартовой площадкой для создания полноценного экономического союза, в рамках которого в дальнейшем будет осуществляться более тесная координация экономической и валютной политики. Политическими аспектами этот Союз может обрастать в будущем, по мере появления в них необходимости, прежде всего, для целей углубления экономической интеграции

Несколько иные задачи стоят перед другим региональным союзом, членом которого является Россия, – Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС). Помимо нашей страны, она включает Китай и четыре республики Центральной Азии (за исключением Туркмении). Главной задачей ШОС стало налаживание добрососедских отношений между ее участниками и совместная борьба против терроризма и наркоторговли.

По своему характеру ШОС отличается от ЕАЭС, являясь менее жесткой интеграционной организацией, пока не ставящей своей целью создание таможенного союза или единого экономического пространства. Это более политизированная организация с разнообразными задачами и преимущественно координирующими функциями. Ее ценность заключается в участии Китая, который стремится через нее налаживать более тесное сотрудничество, в том числе и экономическое, со странами Центральной Азии.

Участие в ШОС двух великих держав вызывает к этой организации интерес других соседних стран. На заседании Совета глав государств ШОС в Уфе 10 июля 2015 г. было объявлено о начале процедуры одновременного вступления в эту организацию Индии и Пакистана, которые получат дополнительную площадку для переговоров и налаживания добрососедских отношений. Готовится стать полноправным членом ШОС и соседний Иран. Расширение этой организации за счет таких крупных и влиятельных стран еще больше повысит ее международный престиж и активизирует поиски ею собственной идентичности, своего особого места в евразийской и мировой системе международных отношений. Был также повышен статус Белоруссии до уровня наблюдателя при ШОС, а Азербайджан, Армения, Камбоджа и Непал получили статус партнеров по диалогу.

В принятой по итогам саммита Уфимской декларации зафиксированы консолидированные подходы участников к дальнейшему развитию ШОС, общие позиции по ключевым международным и региональным проблемам. В ней отмечается, что государства – члены ШОС исходят из безальтернативности дипломатического урегулирования конфликтных ситуаций в разных регионах мира на основе строгого соблюдения общепризнанных норм и принципов международного права. Они считают неприемлемым использование без одобрения Совета Безопасности ООН каких-либо мер, препятствующих торгово-экономическому сотрудничеству, в качестве инструмента давления на государства.

На Уфимском саммите принята Стратегия развития ШОС до 2025 года, в которой представлены ориентиры и параметры ее дальнейшей эволюции. Ставится задача дальнейшего укрепления ШОС как многопрофильной региональной организации, не преследующей цели формального военно-политического союза или экономического интеграционного объединения с образованием наднациональных институтов управления. Принципы, которыми руководствуется эта организация, получили название «шанхайский дух». Важнейшими из них провозглашены невозможность обеспечения собственной безопасности за счет безопасности других и равный доступ всем государствам к преимуществам глобализации. В Стратегии имеется раздел «Торгово-экономическое сотрудничество», предусматривающий принятие мер по реализации конкретных экономических и инвестиционных проектов.

Подписанные ранее Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств ШОС и Соглашение о региональной антитеррористической структуре по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом дополнились еще двумя важными документами: Программой сотрудничества в борьбе с терроризмом и сепаратизмом на 2016 – 2018 гг. и Соглашением о сотрудничестве и взаимодействии по пограничным вопросам с целью обеспечения безопасности внешних границ и недопущения торговли людьми, контрабанды наркотиков и оружия. Решено также начать разработку Конвенции по борьбе с экстремизмом.

ШОС подтвердила свое твердое намерение продолжить работу над созданием Фонда развития (Специального счета) и Банка развития ШОС с целью стимулирования торговых и инвестиционных связей в регионе. Достигнута договоренность активнее использовать потенциал созданных ранее Делового совета, Энергетического клуба и Межбанковского объединения. Развитию сотрудничества в гуманитарной сфере будут способствовать Университет ШОС, объединяющий 69 вузов, и реализация Программы по развитию туризма и работа Молодежного совета.

Наряду с членством в привычных региональных интеграциях Россия с 2005 г. сотрудничает также в рамках объединения БРИКС, в состав которого входят еще Бразилия, Индия, Китай и Южно-Африканская Республика. Сложившийся поначалу волей случая по признаку ускоренного экономического роста, этот союз объединил пять наиболее крупных и динамично развивающихся государств, территориально расположенных в разных концах света, но осознавших свою общность. В ее основе лежат разделяемые ими свободолюбивые принципы международной политики и непризнание блоковой конфигурации мира и диктата стран, заявляющих о своей исключительности. Подобно прежнему движению неприсоединения, не согласившемуся в свое время участвовать в безальтернативном делении стран на два враждебных блока, исповедовавших противоположные идеологии и политические цели и ориентированные на враждебное противостояние, страны БРИКС объединились ради взаимовыгодного политического и экономического сотрудничества, предполагающего не противопоставление, а согласование национальных интересов.

Решительный шаг к дальнейшему укреплению интеграционной роли БРИКС был сделан на VII заседании Совета глав государств - членов, состоявшемся в Уфе 9 июля 2015 г. На нем были приняты три важных документа: Уфимская декларация БРИКС, План действий и Стратегия экономического партнерства, которые содержат конкретные договоренности по развитию объединения, укреплению его международного статуса, углублению внешнеполитической координации, расширению торговли и инвестиций, технологических обменов.

В Уфимской декларации БРИКС подробно изложены согласованные позиции по важнейшим международным вопросам и содержатся принципиальные оценки современного внешнеполитического и экономического положения в мире и собственного видения многополярного мироустройства. Декларация по своему содержанию представляет собой четкую платформу совместных действий по формированию нового, более справедливого мирового порядка как антипода ныне существующему однополярному устройству, созданному при безраздельной гегемонии США.

Помимо политических мотивов объединения и стремления усилить свое влияние в мире, страны БРИКС на уже состоявшихся саммитах принимали также решения об углублении их внешнеэкономических связей (о расширении торговли между ними, использовании национальных валют во взаимных расчетах, предоставлении друг другу кредитов, формировании общего валютного фонда содействия экономическому развитию). Этим вопросам было уделено серьезное внимание и на Уфимской встрече. Было принято принципиальное решение о формирования Пула условных валютных резервов в размере 100 млрд. долларов и учреждении Нового банка развития с капиталом также в 100 млрд. долларов, в который Китай вносит 41 млрд., Россия, Индия и Бразилия – по 18 млрд. и ЮАР – 5 млрд. долларов. Тем самым положено начало работе финансовых институтов БРИКС.

Банк БРИКС состоит из двух институтов: Фонда нового развития и Договора резерва для покрытия чрезвычайных убытков. Из средств банка будут финансироваться проекты «устойчивого развития», в основном инфраструктурные. Цель резервного соглашения – покрытие убытков в случае финансовых сложностей в странах–членах. Оно предусматривает создание не специального фонда, а сети двусторонних соглашений, гарантирующих наличие в странах определенных валютных резервов и их доступность другим участникам по мере необходимости.

Предусмотрено подготовить специальную «дорожную карту» с перечнем совместных крупных проектов в области инфраструктуры, промышленности и сельского хозяйства. Некоторые из этих решений имеют большое значение не только для сотрудничества стран внутри БРИКС, но и смогут сыграть роль проектов, альтернативных таким действующим международным организациям, как МВФ и Всемирный банк, то есть отстаивающих более демократичные принципы построения мировых финансов и экономики в целом.

БРИКС все больше превращается из неформального клуба в полноценное интеграционное образование. На саммите в Уфе было решено создать в интернет-издании своего рода электронный секретариат БРИКС, который будет заниматься организационными вопросами без излишней бюрократизации. Предпринимаемые реальные шаги по интенсификации многостороннего экономического сотрудничества позволяют рассматривать БРИКС как интеграционное образование, строящееся не по привычному региональному принципу, а как трансконтинентальное сетевое объединение.

Наша страна является активным участником еще одного международного объединения – АТЭС, куда входят страны азиатско-тихоокеанского региона, включая США. Эта организация носит региональный характер, хотя включает обширное пространство, охватывающее государства, расположенные в трех частях света – Америке, Азии и Европе. Структура АТЭС довольно аморфна, но имеет тенденцию к усилению, в частности к созданию в будущем зоны свободной торговли.

В эпоху складывающегося многополярного мира интеграционное сотрудничество приобретает все более разнообразные формы. Наряду со строго региональными компактными образованиями появляются и более широкие по охвату стран объединения, решающие задачи разнообразного плана, а не только налаживания тесного экономического сотрудничества. К таковым можно отнести группировки G 7 и G 20, в которых координируются действия входящих в них стран по вопросам общемирового значения, а также ОЭСР, объединяющая наиболее развитые страны мира с целью содействия их экономическому развитию и взаимному сотрудничеству, и АТЭС, способствующее укреплению связей между странами обширного азиатско-тихоокеанского региона.

Перечисленные межгосударственные образования можно отнести к экономическим интеграциям, находящимся на разных уровнях зрелости. Ведь главным признаком интегрированности является не наличие общих организационных структур, а реально сложившиеся торгово-экономические связи между участвующими странами и стремление к их дальнейшему укреплению.

Реальную экономическую интеграцию Россия будет по-прежнему осуществлять в рамках таких региональных образований, как Евразийский экономический союз и Шанхайская организация сотрудничества, а также межконтинентальная группа БРИКС. Это не значит, что взаимодействие будет ограничиваться только странами этих интеграционных объединений. Россия остается открытой для торгово-экономических связей со всеми странами мира, но эти связи, даже весьма выгодные и полезные, будут все-таки носить не интеграционный, а обычный коммерческий характер.

 

* * *

Изменившаяся геоэкономическая и геополитическая ситуация требует активизации и обогащения сотрудничества России в рамках существующих интеграционных образований, а возможно, и участия в новых объединениях. О такой возможности заявил президент В. Путин в послании Федеральному собранию: «Полезно создать с участием ЕАЭС, ШОС и АСЕАН экономическое партнерство, которое на первых порах могло бы заниматься защитой капиталовложений, облегчением процедуры межграничного движения товаров, совместной выработкой технических стандартов для продукции следующего технологического поколения, обеспечением взаимной открытости доступа на рынки услуг и капитала» [3].

Участие России сразу в нескольких интеграционных объединениях по всему миру позволяет ей избежать навязываемой Западом международной изоляции и минимизировать ущерб от введенных против нее санкций. В настоящее время сложились новые условия для межстрановой интеграции, которая может быть свободной от блоковой предопределенности и несправедливостей нынешней глобализации. Преодолевая вредоносные последствия однополярного мира, все большее число государств встают на путь самостоятельного выбора партнеров для взаимовыгодного сотрудничества без оглядки на прежние пристрастия и политическую зависимость. Среди них находится и Российская Федерация, которая активно ищет подобающее ей место в новой системе мирохозяйственных связей.

 

Литература

1. Зиядуллаев Н. Евразийский экономический союз: вызовы и императивы // Мир перемен. 2015. № 1.

2. Кочегарова Т. Европейская цивилизация: отдельные миры или часть целого // Мир перемен. 2015. № 1.

3. Послание президента В.В.Путина Федеральному собранию 3 декабря 2015 г. // http://kremlin.ru/events/president/news/50864 (дата обращения: 06.03.2016).

4. Пресс-конференция В.В.Путина по итогам саммитов БРИКС и ШОС // http://kremlin.ru/events/president/news/49909 (дата обращения: 06.03.2016).

5. Рахаев Б., Калабекова К., Газаева М. Стратегические цели новых форм интеграции на постсоветском пространстве // Общество и экономика. 2015. № 10.

комментарии - 5
Tina 3 октября 2016 г. 16:23:32

It's woneurfdl to have you on our side, haha!

Magda 4 октября 2016 г. 10:56:50

If you're looking to buy these <a href="http://wyrzfafifb.com">arclties</a> make it way easier.

Jane 7 октября 2016 г. 4:23:07

Why does this have to be the ONLY reallbie source? Oh well, gj! http://dknpiotofd.com [url=http://omzzjoxckej.com]omzzjoxckej[/url] [link=http://gtxeqas.com]gtxeqas[/link]

Billyoxymn 9 июня 2017 г. 23:04:28

wh0cd6238361 [url=http://bupropion2012.gdn/]bupropion[/url] [url=http://buysildenafil5.top/]where to buy sildenafil citrate online[/url] [url=http://buynexium16.top/]nexium[/url] [url=http://buyavodart20.top/]avodart[/url] [url=http://prozac4.top/]cost of prozac[/url] [url=http://buyanafranil100.top/]buy anafranil[/url] [url=http://cephalexin20.top/]cephalexin[/url]

Billyoxymn 29 июля 2017 г. 7:05:13

wh0cd231130 [url=http://buyavana.us.org/]Super Avana[/url] [url=http://tretinoincream01.us.com/]tretinoin online[/url]

Мой комментарий
captcha