Подписка на Общую и Специальную теорию глобализации - двухтомник М.Г.Делягина "Конец эпохи: осторожно, двери открываются!"    0   243  | Официальные извинения    2   5411  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   11749 

Леопольд Сенгор и его проект ЕвроАфрики

1

Пусть мы ответим: «Здесь!» — когда нас позовет Возрождение мира.

Пусть мы станем дрожжами, — без них не взойти белому тесту,

Ибо кто внесет оживляющий ритм в этот мертвенный мир машин и орудий..?

Леопольд Седар Сенгор

 

Сенегальский стрелок — будущий президент Сенегала

Много лет назад в Москве с послом Республики Мали, бывшим мини-

стром образования и науки своей страны, доктором Абдуллаем Шар-

лем Даниоко состоялось обсуждение одного кинематографического

проекта. В ходе развернувшейся дискуссии неугомонный в творческих иска-

ниях Ролан Быков упомянул об одном уникальном ролике. Он практически

случайно попал ему в руки во время работы в Западной Европе над задуман-

ным им грандиозным фильмом о Второй мировой войне. Фильм должен был

сниматься на двух главных фронтах, включая Германию и Японию, но, к ве-

ликому сожалению, так и не был завершен из-за безвременной кончины ре-

жиссера.

Ролик, о котором рассказал Р. Быков, запечатлел Францию 1940 года.

Немецкий лагерь военнопленных в городе Амьене. Крупным планом

сняты африканцы в обшарпанной форме французских солдат. Они

героически сражались с фашизмом на стороне «родной» метрополии,

интенсивно пополнявшей национальную армию уроженцами Француз-

ской Западной и Французской Экваториальной Африки. За ними еще

со времен Первой мировой войны закрепилось название сенегальских

стрелков. Трогательный бронзовый памятник 600 тысячам африканцев,

павшим на полях сражений Западного фронта Первой мировой войны,

стоит сегодня в центре города Бамако — столицы Республики Мали, ра-

нее носившей название Французского Судана.

Вернемся к кинокадрам, обнаруженным Р. Быковым в каком-то

богом и людьми забытом архиве. Вначале неизвестный оператор показал узников-французов, деморализованных поражением и пле-

ном, поникших, опустошенных, явно выбитых из жизненной колеи

на родной для них земле. Затем камера скользит по лицам и фигу-

рам африканцев. И не верится собственным глазам! На фоне своих

«цивилизованных» товарищей по оружию они выглядят неприлич-

но оптимистичными. Кто-то выбивает мелодию родного тамтама на

кастрюле, несколько минут назад опустевшей от лагерной бурды.

Другие присвистывают, пританцовывают под нее. Третьи подпева-

ют. Остальные, прикрыв глаза, просто улыбаются своим воспоми-

наниям.. .

Среди плененных фашистами африканских защитников Франции

камера неожиданно коснулась и лейтенанта Сенгора, выпускника Сор-

бонны, с 1935 года доктора наук по специальности «французская фи-

лология и литература». Он добровольно пошел на борьбу с фашизмом,

вместе с земляками отчаянно сражался с моторизованной армадой Гит-

лера. Был тяжело ранен во время танковой атаки на плохо вооруженных

африканских солдат. Два года провел в немецком плену. Затем — побег,

борьба в одном из отрядов маки.

Мы — птенцы, выпавшие из гнезда, лишенные надежды, ослабевшие телом,

Звери с выдранными когтями, обезоруженные солдаты, голые люди.

Вот мы, одеревенелые, неуклюжие, как слепые без поводыря.

Самые честные умерли: они не сумели протолкнуть себе в горло корку позора.

А мы в тенетах, и мы беззащитны перед варварством цивилизованных.

Нас истребляют, как редкую дичь. Слава танкам и самолетам!

Таким выглядит в устах молодого поэта-офицера трагический сюжет

уничтожения и пленения остатков корпуса «сенегальских стрелков» в

самом начале Второй мировой войны. Далее — описание фронтового

концлагеря 230. Напоминаю: Амьен, 1940 год.

Вот огромный поселок из глины и веток, поселок,

распятый чумными канавами.

Это огромный поселок, намертво схваченный колючим ошейником,

Огромный поселок под прицелами четырех настороженных пулеметов.

И благородные воины клянчат окурки,

ссорятся с псами из-за объедков, и ссорятся во сне из-за собак и кошек.

Но все же только они сохранили простодушие смеха и свободу пламенных душ,

Кто же будет плясать в воскресенье под тамтамы солдатских котлов?

разве они не свободны свободой судьбы?

Стихи, рожденные поэтическим гением африканца в огненном

грохоте танковой атаки противника, потрясают самобытностью и

экспрессией. Бронированные чудовища, перед которыми маленький

чернокожий солдат с непривычной для него винтовкой не может не

испытывать естественного ужаса, ассоциируются в сознании поэта со

стадом взбесившихся слонов-мутантов: грязных, извергающих злово-

ние, с неестественно вытянутыми, уродливыми хоботами, изрыгаю-

щими огонь, и со зловещими черными пауками на болотно-зеленых

боках: «Европа меня распластала — пушечным мясом под слоновыми

ножищами танков.. .»

Совсем другое дело — свой, сильный и великодушный слон из свя-

щенной родовой рощи Мбиссель вблизи провинциального городка__

Жоаль — малой родины поэта. К нему он взывает в трагическую ми-

нуту, как бы подчеркивая, что слоны, как и люди, бывают разными: ес-

тественными, добрыми, преисполненными гордого благородства — и

злобными, искусственными, огнедышащими их бронированными

подобиями на полях бессмысленно жестоких сражений в чужой Ев-

ропе.

Слон Мбисселя, пусть твоими ушами, невидимыми для глаз,

слушают предки меня, мою почтительную молитву.

Благословенны будьте, мои отцы, будьте благословенны!

Купцы и банкиры, властители золота и предместий,

где лесом вздымаются трубы,

Они благородство свое купили за деньги, и черной была

белая кость их матерей,

Купцы и банкиры вычеркнули меня из Нации.

На гордом моем гербе написали: «Наемник». Хотя они

знали: я не требую платы,

Разве только десять грошей, чтоб укачать свои грезы

в табачном дыму и смыть глотком молока синюю горечь.

Я снова посеял зерно своей верности на полях пораженья — в час,

когда Бог обрушил на Францию свинцовый кулак.

...Знаете, вы: я мечтал о солнечном мире, где мы побратаемся

с синеглазыми нашими братьями.

Является ли африканец «европейцем наоборот»?

Как поэт Сенгор прославился поэмой «Черная женщина», возвышен-

но провозгласив коренную африканку идеалом красоты и эталоном

эстетичности, благородства, непосредственности движений и есте-

ственности женских форм, превосходящих всех Афродит и Венер вме-

сте взятых. Прислонившаяся к стволу баобаба чернокожая мадонна

под росчерками молний и в грохоте тропической грозы. По ее пре-

красному точеному телу сбегают дождевые потоки, омывая голову,

шею, грудь. На миг озорная капелька задерживается на кончике соска.

Шедевр эстетики и эротики, не доступный разодетым и напомажен-

ным европейкам!

...Обнаженная женщина, непостижимая женщина!

Спелый туго налившийся плод, темный хмель черных вин, губы,

одухотворяющие мои губы.

Саванна в прозрачной дали, саванна, трепещущая

от горячих ласк восточного ветра;

Тамтам изваянный, тамтам напряженный, рокочущий

под пальцами Победителя-воина;

Твой голос, глубокий и низкий, — это пенье возвышенной Страсти.

...И в тени твоих волос светлеет моя тоска

в трепетном ожидании восходящего солнца твоих глаз.

Обнаженная Женщина, Черная Женщина!

Я пою преходящую красоту твою,

чтоб запечатлеть ее в вечности,

Пока воля ревнивой судьбы не превратит тебя

в пепел и прах, чтоб удобрить ростки бытия.

Это пишет хорошо знавший Европу человек, женой которого была

сестра тогдашнего премьер-министра Франции Жоржа Помпиду! Чело-

век — поистине легендарный. Великий поэт и философ Африки. Член__

Французской Академии, избалованный вниманием весьма придир-

чивой, капризной, мало предсказуемой публики. После войны Сенгор

15 лет работал в парламентских и правительственных структурах Фран-

цузской Республики. Он — руководитель депутатской группы «заморских

территорий» и колоний, вице-спикер Национального собрания Фран-

ции. Убежденный католик с прекрасным теологическим образованием,

Леопольд Сенгор в процессе начавшейся деколонизации Африканско-

го континента в 1958 году был избран Генеральным секретарем Социа-

листической партии Сенегала, а в следующем году стал Председателем

Федеральной ассамблеи Мали. С 1960 года он — первый и до сих пор

почитаемый народом Президент Республики Сенегал, страны с подав-

ляющим преобладанием мусульманского населения. Лишь в канун 1981

года 75-летний Сенгор обратился к парламенту с просьбой сменить его

на посту главы государства. Чтобы, как он изящно выразился, надоевший

«дипломатический паркет» не мешал ему посвятить остаток насыщенной

событиями жизни занятиям философией, поэзией, теоретической и по-

литической деятельностью в рамках Африканского Социалистического

Интернационала, созданного им для осмысления и усвоения мирового

опыта общественных преобразований.

Подобно российским западникам-либералам, Сенгор поначалу пе-

дантично вводил в своей стране заимствованную в метрополии мно-

гопартийность, затем примерял для Африки теоретические одежды

рожденной в Западной Европе социал-демократии. Не подошли… Ко-

гда почувствовал эту нестыковку, осознав, что не все подходит в карди-

нально отличной от Франции социальной среде и совершенно ином

психологическом климате, стал объяснять: «Африканская демократия

в основном базируется на разговорах. Разговоры — это диалог, или, еще

лучше сказать, коллоквиум, в ходе которого каждый имеет право сказать,

у каждого есть площадка для выражения мнения. Но раз мнение выска-

зано, меньшинство подчиняется большинству для выражения единоду-

шия. Затем единое мнение претворяется в жизнь без всяких отклонений.

Как видите, “разговорная демократия” далека от диктатуры, равно как от

анархии и вседозволенности».

А по поводу «особого» отношения граждан африканских стран к своим

президентам Сенгор пытался разъяснить европейским социал-демокра-

там особенности традиционного мышления: «Президент олицетворяет

нацию, как некогда монарх — свой народ. Массы не обманываются, ко-

гда говорят о царствовании Модибо Кейты, Секу Туре или Уфуэ-Буаньи,

в которых они видят прежде всего избранников Бога через посредниче-

ство народа». Словом, за кадром всех его размышлений о будущем стран

континента вставал один и тот же двуликий вопрос: является ли афри-

канец «европейцем наоборот»?

«Танцующее» мышление

или картезианская логика силлогизмов?

Имя Сенгора мир услышал вместе с резким, как хлопок выстрела, сло-

вом «негритюд» и воспринял его как наиболее последовательного, тем-__

пераментного и концептуального глашатая специфической доктрины

негро-африканской самобытности. Негритюд на полвека стал стержнем

и смыслом жизни, поэтической, теоретической и политической деятель-

ности Сенгора. При всех неизбежных издержках этой дерзко полемиче-

ской концепции особого «африканского мира» и язвительных ремарках

в ее адрес со стороны ряда представителей африканской интеллиген-

ции, негритюд и подвижническая деятельность Сенгора останутся ве-

хой интеллектуальной эволюции мировой культуры ХХ века. Особенно

в контексте его размышлений о возможности бесценно оригинального

вклада Африки в сокровищницу общечеловеческого будущего. «Не стоит

делить мир, — любил говорить Сенгор, — все мы под одним небом».

Идея осознания представителями негроидной расы самоценности

своей культурной оригинальности созвучна традиционному российско-

му славянофильству и более поздней концепции евразийства. Под пером

Сенгора («африканского» европейца и «европейского» африканца) она

кристаллизовалась как специфический синтез глубокой концептуаль-

ности (черта западного мышления) и яркой образности (свойственной

африканскому мировосприятию) в фокусе его мечты о грядущей Евро-

Африке — предтече всемирной гуманистической цивилизации на фун-

даменте единой человеческой культуры. От тезиса, что негро-африкан-

ская цивилизация оригинальна, самобытна и самоценна, Сенгор пришел

к концепции вырождения и неизбежного краха машиноподобного, про-

питанного бизнесом и погоней за деньгами образа жизни Запада без его

органичного синтеза с трепетной и «дышащей природой» африканской

душой. Отсюда — размышления об ЕвроАфрике, братском союзе с «бело-

лицыми, голубоглазыми, розовоухими братьями» во имя грядущего блага

всего Человечества. Здесь — явное созвучие идеям Александра Блока, Ни-

колая и Льва Гумилевых о судьбах Евразии, а также замечаниям Арноль-

да Тойнби о важности для мировой истории древних контактов народов

Афразийских и Евразийских степей и пустынь как планетарного факто-

ра сближения цивилизаций, культур и менталитетов Запада и Востока.

В Африке — резонирующая с биением сердца, будоражащая и спла-

чивающая людей нервная дробь тамтама, импульсивные ритмы танца в

освещенной костром саванне или на специально расчищенной поляне

в джунглях. В Европе — монотонно-размеренное тиканье «бездушных»

часов. Порождающий жестокие кровавые конфликты зловещий шелест

коварных хрустящих купюр, машиноподобный темп исступленно-ма-

ниакального, затягивающего человека в коварную воронку «делания

денег» бизнеса, риска. В Африке — гуманизм обычая предков, идиллия

гармонии с природой, коллективизм, взаимопомощь и сочувствие лю-

дей. В Европе — социальные антагонизмы, агрессия, беспардонное рас-

хищение природы, угнетение и дискриминация человека человеком.

Африканец — поэт, лирик. Европеец — инженер, прагматик. Первый

отражает окружающий мир и выражает свое отношение к нему танцем,

искусством, душой, сердцем. Второй — формулой, наукой, умом, мозгом.

В Африке человек искренне наслаждается восприятием природы и лю-

дей. В Европе он безжалостно эксплуатирует и природу, и себя, и себе

подобных. Лихорадочно считает деньги, беспрерывно смотрит на часы,

спешит, куда-то постоянно мчится. Почти все собственно человеческое

в нем выжжено «крысиными гонками» за успехом, прибылью и славой,

подчинено функции наживы, расчеловечивающей его самого1.

Африканцев, как и россиян, на Западе поражает атомизированность

общества, безразличие людей друг к другу за пределами очень узкого

круга родных и друзей, тотальный эгоцентризм, всесокрушающее одино-

чество. Эмоционально-растерянную позицию Сенгора как бы подтверж-

дают белые стихи африканца, оказавшегося во Франции на заработках:

«Я песчинка в огромном своем одиночестве. Но все равно я смеюсь. Ох

да, я не побрился сегодня. Впрочем, неважно. На меня все равно никто

не глядит. Все в вагоне читают. В переходах бегут. В вагонах читают. Не

теряют времени даром. А я в переходе люблю постоять. Послушать, как

песни поет молодежь. Мне так хочется с кем-то перемолвиться словом.

С кем — все равно. С кем угодно. Но нет. Они думают, что я нищий. Разве

могут быть нищие в этой стране? Я не встретил ни одного. Люди выхо-

дят, толкаются. Те, что вышли, похожи на тех, что вошли».

После неудачных попыток обратить на себя внимание и найти собе-

седников он делает горестный вывод о своей фатальной несовместимо-

сти с бездушным окружением. С богатым, но психологически далеким и

чуждым ему, дискомфортным, свернувшим контакты до уровня сугубо де-

ловых, «выгодных», ставшим, по сути дела, практически не общающимся

обществом Запада. «Разве ты сумасшедший? Или просто чудак? Ты опа-

сен? Да нет. Одинокий ты, вот кто. Ты прозрачный. Невидимый. Вот поче-

му проходят все мимо... Вот и не о чем больше мечтать. Завод никогда не

остановится. Над городом всегда будут висеть тучи. В метро — всегда рав-

нодушие металла. Это грустно. Мечта должна подождать. В конце месяца

я пойду на почту и отправлю деньги жене. В конце месяца на почту я не

пойду. Я уеду домой». Вероятно, по сходному психологическому алгорит-

му принимают решение о возвращении на Родину и многие из россиян,

эмигрировавших на казавшийся благословенным Запад.

Чтоб не распалась цепь времен

Вместе с тем именно в рамках поверхностной абсолютизации глу-

бинной сущности негритюда идея фатально неустранимого различия__

негро-африканской души и европейского характера была доведена Сен-

гором (и особенно его подражателями) до наивно-абсурдной антитезы

«чистых» эмоций и «грязного» разума, трепетного эмоционально-возвы-

шенного духа и низменно-расчетливой, вульгарно приземленной мате-

рии. Другая, откровенно экстремистская, ветвь негритюдного дерева в

процессе борьбы с куклуксклановцами в южных штатах Америки вплот-

ную подошла к идее черного расизма, призыву создать «партию мил-

лиарда чернокожих всего мира», с тем чтобы убедить белых и желтых

в том, что идеалом человека будущего является африканец и только он

один. Движение «черных пантер» и группировка «Малькольм Х» в США —

плоды этого уродливого побега-мутанта.

Тенденция идеализации милого, привычного прошлого лежит и в

подтексте африканской этнофилософии. В «моральной философии»

волоф, основной народности Сенегала, эта первичная социальная мо-

раль выражена в ярких образах, взятых из сказок, легенд, преданий и из

традиционных норм поведения, обычаев, ритуалов, мистифицируемых

в духе «вечной мысли». Она призвана помочь индивиду раскрыться Дру-

гому в такой системе отношений, где каждый стремится к тому, чтобы

Человек ежедневно морально обогащался и становился все более уважа-

емым, приближаясь в своей духовности к Богу.

Бельгийский пастор П. Темпельс, много лет проработавший в Каме-

руне, назвал провозглашенную им этнофилософию магической, со-

звучной мифам. Однако миф и магия есть формы мировосприятия и

жизнедеятельности людей на определенной ступени социально-куль-

турного развития и лишь вторично — способ объяснения действитель-

ности (в большей степени художественно-метафорический, нежели

концептуальный). Философия же есть познание, оперирующее словес-

но оформленными абстракциями, а не антропоморфными образами,

характерными для мифологического и магического мышления.

Негритюд и этнофилософия во многом совпадают, дополняя друг

друга. Но есть между ними и различия. Если негритюд делает акцент на

африканский «антимир» культуры, резко контрастный по отношению

к Западной Европе, то этнофилософия выдвигает на первый план идею

о том, что антимир — это тоже мир, включающий в себя в принципе те

же компоненты. Если в Европе у истоков науки и психологии была фи-

лософия, то она издревле есть и в Африке. В Греции ее воплощали имена

Гераклита и Зенона, Платона и Сократа, Демокрита и Аристотеля — фи-

гуры во многом уникальные, ставшие символами определенного этапа

европейской культуры. В Африке безымянные мыслители такого рода

имеются едва ли не в каждом селении, а их идеи — в душе любого афри-

канца. Только выражены они не в философских трактатах и силлогиз-

мах, а в эпосе и фольклоре, пословицах и поговорках, песнях и танцах,

в преданиях и заветах мудрых и добрых предков.

Известных либо неизвестных, но Африка всегда имела своих мудре-

цов. Их окрестили самобытными философами. Кстати, африканские

авторы критикуют нарочитую обращенность в прошлое, отрешенность

устной народной «философии» от современных проблем. Философ, вы-

ступающий в роли хранителя музея, бесполезен для общества, а фило-

софия, игнорирующая историю, будет напоминать растение без корней

или спиленный ствол древа традиционной жизни. Другое дело — огля-

дываться в прошлое с целью лучше понять и оценить настоящее и тем

самым подготовиться к встрече с будущим.

Известный африканский ученый и поэт Окат П'Битек как бы сформу-

лировал социальный заказ своим коллегам-философам:

Ученый, ищущий истину,

Я вижу, как

Среди завалов книг

Блестит от пота

Твоя лишенная волос голова.

Можешь ли ты объяснить

Африканскую философию,

Которая лежит в основе

Наших новых обществ?

Эту философию еще только предстоит создать. Как усвоить новейшие

достижения мировой культуры, науки и технологии, не принося в жер-

тву комфортные для населения психологические алгоритмы жизнеде-

ятельности и обычаи предков? Идти вперед, оглядываясь назад! Иногда

в таком контексте используется образ двухголового африканца, видя-

щего и могущего сопоставлять прошлое и будущее. Чтоб не распалась

цепь времен — как в датском королевстве у Шекспира! «Чтобы понять се-

годняшнюю Африку, нужно понять Африку традиционную, причем это

поможет нам понять самих себя». К такому выводу пришел известный

американский африканист Колин М. Тернбул, сохранивший веру в то,

что «Африка сможет создать новую форму общества, которое избежит

многих опасностей и дефектов, присущих нашему обществу, но которое

не будет находиться в изоляции от современного технически развитого

мира.. . Сила традиции означает силу, которая поможет Африке сохра-

нить жизнеспособность и, возможно, будет способствовать благососто-

янию всего остального мира».

Но так же, как западный мир многое сделал для удобства и комфорта

граждан «золотого миллиарда», так и традиционная среда позаботилась

о минимизации различий в пользу максимальной сплоченности родов

и общин, семей и этносов. Этот психологический резерв умело использо-

вали Япония, молодые драконы Юго-Восточной Азии. В России тоже зре-

ют идеи прихода в складывающуюся глобальную цивилизацию со своим

культурным и ментальным багажом в сочетании с отвечающим техноло-

гическим возможностям эпохи уровнем благосостояния граждан.

Негро-африканская философия, согласно Сенгору, гуманна, как жизнь

в природе. Она открыта восприятию достижений любых других циви-

лизаций. Африканское общество в истоках своих — коллективистское.

Его суть — общение душ, а не агрегат индивидов. Сознание африканца

пронизано священным трепетом чувства, искренней верой, утонченной

интуицией. Оно подобно объятию, соприкосновению с объектом, реа-

лизуется через сопричастность к нему. Разум европейца, напротив, рез-

ко дистанцируется от познаваемого мира, рассекая его бесстрастным

скальпелем науки и жесткой картезианской логики.__

Кстати, акцент на различии психологии цивилизатора и туземца ухо-

дит корнями в глубь веков, к концепциям первых колониальных идео-

логов, людей, несомненно, талантливых и находчивых. Почти тысячу

лет назад они создали миф о фатальной антитезе гордого, сдержанного,

рационального, благовоспитанного, почитающего христианство джент-

льмена и необузданно-дикого в своих эмоциях, не способного к адекват-

ному восприятию культуры и религии, а потому заведомо «второсорт-

ного» туземца. Впервые после крушения греко-римской античности

отношения метрополии и колонии установились между Англией и Ир-

ландией. Поэтому древнейшим джентльменом, не считая общительного

грека и воинственного римлянина, оказался хладнокровно-невозмути-

мый британец, а первым бестолковым, бурно-эмоциональным тузем-

цем — коренной европеец-ирландец с присущими ему богатством фан-

тазии и пренебрежением к логике (колонизатора!). Спустя столетия его

потеснили в этом качестве аборигены других материков и рас: индеец,

африканец, индиец, малаец, маори, папуас.

Впрочем, тема континентальной специфики мышления не осталась

монополией Леопольда Сенгора. Кеннет Каунда, экс-президент Замбии,

основатель концепции «замбийского гуманизма»2, подчеркивал, что

африканский менталитет, в отличие от европейского подхода к реаль-

ности, «переживает ситуацию» с позиции прагматического «решения

проблемы». Африканец мыслит не по привычной европейцу модели

«перебора» вариантов и исключения противоположности в духе или —

или, а по традиционно-ритуальному принципу оценки прежнего опы-

та: как.., так и... Это позволяет воспринимать действительность в не-

расчлененном, целостном виде, как бы очищенной от присущих ей, но

«мешающих» человеку противоречий. Последние рассматриваются как

результат субъективных ошибок и издержки нарушения традиционных

стереотипов поведения и восприятия. Характерно, что в мандингском

(малийском) эпосе о Сундиате и Сумаоро победитель не уничтожает по-

бежденного злодея, а просто вытесняет его из спорного пространства.

Он дает возможность врагу, покрытому позором поражения, лишенному

источника сверхъестественной силы и чудесных превращений, спокой-

но укрыться в отдаленной горе. Подобная житейская философия живуча

в джунглях и саваннах Африки.

Именно поэтому на фронтах вооруженной борьбы ряда африкан-

ских стран второй половины XX века сплошь и рядом возникали си-

туации взаимного недоумения местных командиров и отечественных

советников. Доктрина наших военных академий — окружить врага,

чтобы уничтожить его. Эталон — Сталинградская битва. Примерно

так все произошло, скажем, в пустынной эфиопской провинции Ога-

ден, где был наголову разбит сомалийский экспедиционный корпус.

Напротив, традиционная логика предполагает окружение противни-

ка с целью победы над ним, а вовсе не тотального его уничтожения.

Она близка стратегии легендарного зулусского полководца Чаки: взяв

в кольцо врага, надо оставить ему тропу для отступления. С подобной

логикой довелось столкнуться и автору этих строк. При случае прошу

четырехзвездного генерала, командовавшего сенегальским континген-

том во время войны в Заливе, разъяснить мне суть столь необычного

гуманизма. В ответ слышу: отчаявшись от безвыходности положения и

перспективы неизбежной смерти, окруженные слишком дорого про-

дали бы свою жизнь. Пусть лучше противник уйдет сам, освобождая

спорную территорию, оставляя военное имущество, добычу, землю,

скот и признавая фактом отступления неоспоримое превосходство

победителя.

Сенгоровский образ африканца невольно заставляет вспомнить Ге-

геля, популярного в среде африканской интеллигенции3, акцентиро-

вавшего внимание на жесткой интегрированности африканца в племя

и в окружающую природу. Этим он объяснял трудности применения

европейского эталона к оценке своеобразия африканского характера.

Называя его диким и необузданным, Гегель здесь же отмечал кротость

и добродушие по отношению к европейцам в мирное время. Психоло-

гический этюд Гегеля созвучен рассуждениям Сенгора — только с об-

ратным знаком безусловного превосходства европейца над представи-

телем «первобытной ступени развития духа». Гегель связывал характер

африканца с образом жизни в особых климатических условиях. Сенгор

обращается к «чистой» психологии, обычаям и представлениям, уходя-

щим корнями вглубь местных цивилизаций.

У Гегеля Абсолютная Идея гордо витает над человечеством, реали-

зуясь в конкретных событиях и структурах общественных отноше-

ний. Сенгор «поселяет» дух в племени и приземляет его, ибо он живет

в душе африканца от рождения до смерти и даже после нее. Выпячивая

духовность африканца, Сенгор балансирует на грани магии и постула-

тов католицизма. Африканцу присущи уникальная «способность вос-

принимать сверхъестественное в естественном, активная самоотдача,

самоотдача любви». Стержнем «общности жизни» выступает объединя-

ющая связь с общим Предком. Она зависит от кровного родства, явля-

ющегося знаком более глубокой реальности — общности жизненного

пламени. Вот ритуально-стихотворное обращение Леопольда Сенгора

«К Маскам»:

Маски, о Маски.

Черные, красные, бело-черные Маски —

Четыре точки лица, откуда доносится мне дуновение Духа,

Маски, в молчанье приветствую Вас,

И не последним тебя, мой предок с обликом Льва.

Вы охраняете это священное место от бренного женского смеха,

от гаснущих быстро улыбок.

В этом чистом воздухе вечности я вдыхаю дыханье Отцов.

Маски с лицом обнаженным, с которого спали морщины,

Это Вами, в подобие Ваше, создан мой облик,

склонившийся пред алтарем чистой бумаги.

К Вам я взываю.

Сенгор «своего» африканца и приписываемого Гегелю и Марксу в ка-

честве зеркально-альтернативной модели европейца, по существу, за-

ставляет смотреть на мир с разной «высоты» Истории, игнорируя мас-

штабы и характер общения на тех или иных ее этапах. Под этим углом

зрения гносеологическая антитеза негритюда создает ситуацию, анало-

гичную тому, как если бы человека, разглядывающего прохожих через

дверь хижины, считали заведомо большим гуманистом в сравнении

с тем, кто смотрит на них же с крыши небоскреба. Ведь первый видит

их крупным планом, отчетливее воспринимая частности, детали, нюан-

сы, а спектр помех, отвлекающих его внимание, существенно уже! Если

же перенестись из высей политического сознания на почву обыденных

представлений, то речь пойдет о нарочито заостренном противопостав-

лении идеализированного первобытно-общинного строя и жестоко-аг-

рессивного капитализма, то есть эпох и цивилизаций, а не континентов

и этносов. Ни на что не похожая, не имеющая исторических аналогов

сугубо африканская самобытность является, по тонкому замечанию

Сенгора, «продуктом особого пространства и времени, то есть специфи-

ческой географии и истории, этноса и культуры». Идеализация милого,

привычного прошлого и страх перед неведомым будущим лежат в эмо-

ционально-смысловом подтексте и негритюда, и африканской этнофи-

лософии.

Иными словами, как континентально-расовая доктрина негритюд

еще при жизни Сенгора израсходовал былой антиколониалистский

и антирасистский потенциал, эволюционизируя в очень специфиче-

скую социал-демократию нарождающегося африканского среднего

класса. Более того, как реликт недавней концепции черного нацио-

нализма и даже черного расизма, он отстал от быстротекущей жизни,

а зацикленность на нем стала выступать в качестве предмета юмора.

Вот один из самых едких афоризмов на эту тему известного нигерий-

ского писателя, лауреата Нобелевской премии Воле Шойинки: «Тигр

не нуждается в декларировании своего тигритюда — тигр просто

прыгает!»

«Людоеды живут на Западе»

Мировые войны в Европе с участием нескольких миллионов сенегаль-

ских и прочих «стрелков» из африканских колоний и протекторатов ес-

тественным образом разрушили в их глазах представление о всесилии

и непобедимости белого человека, подверженного тем же страданиям,

пулям и смерти, что и сражавшиеся плечом к плечу с ним африканцы.

Рухнули иллюзии тотального гуманизма западной культуры и цивилиза-

ции, терпеливо насаждавшиеся дотошными европейскими миссионера-

ми. Когда официальная Франция отвернулась от ввергнутых по ее ини-

циативе в жестокую битву сенегальских стрелков, мировоззрение поэта

сдвинулось в сторону неприязни к вестерн-цивилизации. Пребывание

в Нью-Йорке он описал в духе симптомов глубинного кризиса человеч-

ности:

Нью-Йорк! Сначала меня смутила твоя красота, твои

золотистые длинноногие девушки:

Сначала я так оробел при виде твоей ледяной улыбки

и металлически-синих зрачков,

Я так оробел. А на дне твоих улиц-ущелий, у подножья небоскребов,

Подслеповато, словно сова в час затмения солнца, моргала глухая тревога,

И был, точно сера, удушлив твой свет, и мертвенно-бледные

длинные пальцы лучей смыкались на горле у неба,

И небоскребы зловеще грозили циклонам, самодовольно играя

своими бетонными мышцами и каменной кожей.

Две недели на голых асфальтах Манхэттена, —

А к началу третьей недели на вас прыжком ягуара налетает тоска.

Две недели ни колодцев, ни свежей травы, и птицы откуда-то сверху

Падают замертво под серый пепел террас.

Ни детского смеха, ни детской ручонки в моей прохладной ладони,

Ни материнской груди, только царство нейлоновых ног,

только стерильные ноги и груди.

Ни единого нежного слова, только стук механизмов в груди —

Стук фальшивых сердец, оплаченных звонкой монетой.

Ни книги, где бы слышалась мудрость. Палитра художника

расцветает кристаллом холодных кораллов.

И бессонные ночи... О ночи Манхэттена, заселенные бредом

болотных огней, воем клаксонов в пустоте неподвижных часов.

А мутные воды панелей несут привычную тяжесть гигиеничной любви, —

Так река в половодье уносит детские трупы.

Парадоксально, но тема цивилизованного «людоедства» звучит в ад-

рес просвещенного Запада из глубин сознания самого дикого, по его

мнению, континента. Сенгор приводит сомнения по поводу гуман-

ности западного мира, одолевающие неграмотного, но мудрого од-

носельчанина. Как ни странно, их взгляды совпадают по смыслу. «Все

белые — людоеды, — сказал он президенту своей страны, — у них нет

никакого уважения к людям», ибо, «убив» другого, они используют его

смерть как средство достижения своих еще более «людоедских» целей.

«Они гордятся приручением природы, но жизнь не приручишь. Боюсь,

все это плохо обернется. Белые, одержимые страстью к разрушению,

в конце концов навлекут на нас беду», — заключил с тревогой герой

этих стихов. Такова обыденная оценка неизбежного краха вестерни-

зированного образа жизни, основанного на потребительстве, нако-

пительстве, стяжательстве, эгоцентризме, гонке наперегонки с самим

собой. И альтернативу ему африканцы видят в стратегии выживания,

становящейся все более очевидным императивом человечества. В этом

смысле бытовая мудрость неграмотного крестьянина в принципе со-

впадает с выводом, который с большой натугой сделали самые про-

двинутые интеллектуалы Западной Европы, объединившиеся в рамках

элитного Римского клуба. Слышится в размышлениях доморощенного

сенегальского философа нечто, созвучное призыву антиглобалистов

(а точнее — альтерглобали стов): «Единство не монополий и банков,

а Человечества и Природы».

Сенгор, колеблясь и мучаясь, горячо стремясь к лучшему будущему,

явно страдал ностальгией по «славному прошлому» и его атрибутам.

В поэме «Возвращение блудного сына» чаша весов сомнений поэта скло-

няется к озаренному романтикой благородству предков:

Я припадаю к вашим стопам, в пыли моего уваженья,

К вашим стопам, мои бессмертные предки; ваши маски здесь,

В этом зале, смеются с презреньем в лицо бездушному Времени.

Верная служанка моего детства, омой мои ноги,

Покрытые грязью Цивилизации...

Но в глубине сознания он понимает, что это — горячий порыв ноч-

ной мечты наедине с любимой женщиной, мечты, которая длится до той

поры,

пока ангел Зари не вернет меня в руки твои,

к твоему слепящему и такому жестокому свету,

Цивилизация!

Сенгор открыл остальному миру другое, внеевропейское, самобыт-

но-африканское измерение духовности. Он сердцем поэта и мудростью

политика прочувствовал исторический тупик западной цивилизации,

которая тянет за собой на край экологической пропасти и антрополо-

гического вырождения остальное человечество. Между тем присущая

африканцам естественная «стратегия выживания» все более явно стано-

вится реальной альтернативой техногенному Апокалипсису как импера-

тив дальнейшего существования людей. В этом смысле бедная Африка

«нужна» богатой Европе не меньше, а скорее больше, чем Европа ей.

Ныне, когда уходит навек Африка древних империй,

царица в агонии жалкой,

Когда погибает Европа, — а мы связаны с ней пуповиной,

Опустите взгляд неподвижный на Ваших детей,

подвластных жестоким приказам,

На Ваших детей, отдающих жизни свои, как нищий — последнее рубище.

Пусть мы ответим: «Здесь!» — когда нас позовет Возрождение мира.

Пусть мы станем дрожжами, — без них не взойти белому тесту.

Ибо кто внесет оживляющий ритм в этот мертвенный мир

машин и орудий..?

Российские ассоциации

Я нахожу в творческом наследии великого африканского философа,

поэта и идеолога геопсихологический формат планетарной антитезы

«Север — Юг». В его трактовке она включает в себя рефлексию образа

иной, чужой, непривычной, а потому «ненастоящей», ущербной циви-

лизации, а также иной культуры, иных представлений о смысле жизни,

институтах власти и отношениях собственности. Ему невдомек, почему

напрочь запутавшаяся в заманчивых сетях технологизма вестерн-циви-

лизация под флагом благотворительности предлагает странам Африки

занять места в поезде, в ускоренном темпе катящемся в пропасть бес-

человечности и неизбежных катаклизмов в отношениях с природой и

остальным миром4. Кстати, в период гайдаровских реформ, нацеленных

на превращение России во «вторую Европу», респектабельная париж-

ская газета «Le Monde» саркастически предостерегла об опасности ска-

тывания нашей страны в случае их успеха на уровень «второй Африки»,

или, как тогда говорили, «Верхней Вольты с ракетами».__

Обострившееся противостояние Запада и Востока в лице мусульман-

ского протеста, экстремизма и терроризма имеет под собой мощный

пласт не только геополитики и геоэкономики, но и геопсихологии. Аф-

риканское видение симптомов увядания и трагического эгоцентризма

вестерн-цивилизации помогает лучше понять, во-первых, свое подспуд-

но-глубинное отношение к Западу как социальному феномену, энергич-

но предлагаемому нам в качестве безупречного образца желанного буду-

щего. А во-вторых — прочувствовать житейскую молчаливо-протест ную,

порой переходящую в анархистско-агрессивную логику протеста насе-

ления «третьего мира», поэтически ярко и психологически точно выра-

женную Сенгором. Без учета этого, безусловно, планетарного фактора

человечество рискует встать на путь сепаратистски локального одича-

ния или на безумную тропу глобального самоуничтожения. Опасность

обеих этих тенденций очевидна, но пути их блокирования подлежат

тщательному исследованию, в том числе в контексте российских про-

блем и державных интересов.

В российские реалии, будто две нити хромосом, вплетены европей-

ские и азиатские корни. Дискуссии о выстраивании отношений России

с Западом и Востоком могут быть обогащены опытом общения Сене-

гала с бывшей метрополией Францией, в котором Сенгор настойчиво

искал модель будущей общечеловеческой цивилизации. В чем же заклю-

чается главный вывод его полувековых теоретических размышлений и

политической деятельности, включая 20-летнее пребывание в должно-

сти президента страны, не знавшей в тот период и последующее время

сколь-нибудь острых политических катаклизмов? В том, что Юг и Север

могут осуществить плодотворное взаимовлияние, обогащая культуру и

менталитет друг друга, в условиях экономической и психологической

толерантности как предпосылок устойчивого по отношению к внешним

помехам социально-экономического развития.

Сенгоровские идеи гуманистической стыковки присущих разным

цивилизациям структур сознания и жизнедеятельности при сохране-

нии многих глубинных ментальных традиций и привычных форм по-

ведения отнюдь не ушли из жизни вместе с ним. По сути, они только

теперь начинают свою «жизнь после жизни», ибо представляют интерес

и нетривиальную информацию для размышления политикам и полито-

логам, социологам и психологам, упорно примеряющим к российской

реальности одежды западного покроя, исключая африканские и афро-

европейские, как заведомо непригодные для нас. А зря! Ведь именно

Россия сумела соединить в себе, синтезировать, сплавить в нечто единое

Восток и Запад, два континента — Европу и Азию, две расы, несколько

религиозных конфессий. И не только географически, политически, эко-

номически, но и психологически, культурологически, интеллектуально

и эмоционально. Если печальная участь «умирающей» в экономических

и финансовых объятьях цивилизованного Запада Африки для России —

угроза, то пример России для Африки во многом поучителен в своих как

величественных, так и трагических ипостасях. Об этом невольно дума-

ешь, читая и перечитывая Сенгора.

комментарии - 24
linalari1949@yandex.ru 9 апреля 2015 г. 18:54:14

Интересный подход к роли Африки в мире...

Carrieann 28 мая 2016 г. 21:06:20

I have exactly what info I want. Check, please. Wait, it's free? Awmoese!

Starly 29 мая 2016 г. 16:28:56

Son of a gun, this is so <a href="http://eotblpbvasa.com">heupllf!</a>

Johnavon 30 мая 2016 г. 12:32:16

This is just the pecfret answer for all of us http://bblhiz.com [url=http://dfauotl.com]dfauotl[/url] [link=http://nrxjkxdpvvp.com]nrxjkxdpvvp[/link]

Rocky 31 мая 2016 г. 11:37:19

I <a href="http://bmkejy.com">secrehad</a> a bunch of sites and this was the best.

Almena 31 мая 2016 г. 18:15:08

The genius store caldle, they're running out of you. http://kqhmqagqxr.com [url=http://nyvqkd.com]nyvqkd[/url] [link=http://ydmeumfwnme.com]ydmeumfwnme[/link]

Jennah 20 июня 2016 г. 21:50:54

My family has learned to leave me alone when they see me staring at my project with furrowed brow &#8211; th87v#e21y;&e heard me snarl &#8220;NOT NOW!&#8221; so often I suspect they were getting ready to call for a priest&#8230;

IvanLoazy 11 ноября 2017 г. 21:36:33

В Waymo считают, который во время работы в Google Левандовски сознательно сохранил более 14 тысяч конфиденциальных документов о разработке беспилотных машин, которые использовал ради создания собственного стартапа Otto затем ухода из Google в начале 2016 года.Учение представляла собой интерфейс чтобы просмотра в реальном времени информации о пользователях.МЫ ВЫПОЛНЯЕМ ПОДКЛЮЧЕНИЕ ВОДИТЕЛЕЙ ВО ВСЕХ ГОРОДАХ ПРИСУТСТВИЯ UBER С МОМЕНТА ОТКРЫТИЯ РОССИЙСКОГО ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВАВ компании добавили, сколько 20% всех поездок начинаются и заканчиваются для станциях общественного транспорта, что подчеркивает ориентацию для помощь с городской системой транспорта.Активация аккаунтаГде же Uber? Где Lyft? И сколько общий такое RideAustin?
[url=https://vk.com/uber.partner]uber такси[/url]
[url=https://vk.com/uber.partner]работа в убер[/url]
[url=https://vk.com/uber.partner]убер такси ростов на дону[/url]

В Uber настолько обеспокоены вопросом безопасности, который выделили отдельную главу в своей презентации чтобы решения проблем регулирования движения в воздухе.В целом Waymo обвиняет Uber в краже 14 тысяч конфиденциальных документов.XL – отправляет в ваше местоположение минивэн или внедорожник вместимостью до 6 человек.Splyt зарабатывает на курсовой разнице: пассажир расплачивается с сервисом такси изза границей в местной валюте, а компания взимает с пользователя комиссию за обмен.Вариация 2Facebook9 Twitter Вконтакте Одноклассники Google+ Pocket

Max76paf 6 января 2018 г. 19:26:32

Применение этого решения позволит вам снизить достоинство раскрутки сайта и получить около этом лучшие результаты., главное здесь - налегать для принадлежащий стиль, щупать в каждом случае собственное решение.Всетаки и сей вариант дизайна имеет приманка недостатки.В настоящее эпоха существует две линейки Джумлы - более простая, но и более стабильная Джумла 1.
[url=https://vk.com/sozdanie_saitov_rostov]создание сайтов Ростов[/url]
[url=https://vk.com/sozdanie_saitov_rostov]создание сайта в ростове на дону[/url]
[url=https://vk.com/sozdanie_saitov_rostov]создание сайта ростов на дону[/url]

А конверсия ваших посетителей увеличится.Именно сей метод тоже может ловиться, и пресекается, навсегда, уничтожением тенета, однако не первоначального сайта.создать направление, сфокусировать уважение пользователя на контенте и т.Последняя материал, в которой вы нуждаетесь - это запутать пользователя относительно того, гораздо он повинен пойти, для найти нужную ему информацию.

taxi-vovrema.info 24 июня 2018 г. 14:49:10

маршрутное такси жулебино

https://vk.com/taxi_vovrema
.

Gepatit_Incow 27 июня 2018 г. 7:16:41

софосбувир и ледипасвир купить дешево

https://vk.com/sofosbuvir_i_daklatasvir

JamesSoons 26 июля 2018 г. 6:37:02

seo оптимизация сайтов и услуга продвижения сайта По всем возникшим вопросам Вы можете обратиться в скайп логин SEO PRO1 мы с удовольствием ответим на все интересующие вас вопросы...Анализ вашего интернет-проекта бесплатно

JamesSoons 29 июля 2018 г. 9:07:35

коммерческое предложение seo продвижение сайта По всем возникшим вопросам Вы можете обратиться в скайп логин SEO PRO1 мы с удовольствием ответим на все интересующие вас вопросы...Анализ вашего интернет-проекта бесплатно

DennisSon 9 февраля 2019 г. 17:36:20

Здравствуйте, подскажите пожалуйста по каталогу

ibsofonin 24 февраля 2019 г. 12:03:34

[url=http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/]Buy Amoxicillin[/url] <a href="http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/">Amoxicillin 500mg</a> http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/

eveyuhibebwu 24 февраля 2019 г. 12:18:40

[url=http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/]Amoxil[/url] <a href="http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/">18</a> http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/

elivuozijeroz 24 февраля 2019 г. 18:14:35

[url=http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/]Buy Amoxicillin[/url] <a href="http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/">Amoxicillin No Prescription</a> http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/

letgugey 24 февраля 2019 г. 18:40:28

[url=http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/]Buy Amoxicillin Online[/url] <a href="http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/">Buy Amoxicillin</a> http://theprettyguineapig.com/amoxicillin/

Nestermege 2 июня 2019 г. 0:27:48

[url=http://casino-market.ru/]купить онлайн казино[/url]

Nestermege 6 июня 2019 г. 22:06:27

[url=http://casino-market.ru/articles/54-oshibki-v-stavkah-na-sport.html]частые ошибки в ставках на спорт[/url]

Мой комментарий
captcha