Официальные извинения    20   10438  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    137   23821  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    710   67853 

Курилы — земля российская

 14  24996
В конце апреля Москву посе­тил премьер-министр Японии Синдзо Абэ. Это был первый официальный визит главы японского правительства в Россию за десять лет. Он неоднократно откладывался в свя­зи с внутриполитической нестабиль­ностью в стране, где за последние шесть лет сменилось шесть премьер-министров. За это время в японском обществе упал интерес к спору о тер­риториальной принадлежности че­тырех островов Южно-Курильской гряды и ослабла способность Токио оказывать давление на российскую сторону. Тем не менее главной целью визита С. Абэ было возобновление пе­реговоров по территориальному во­просу.

Результатом визита в Москву стало подписание Совместного заявления о развитии российско-японского партнерства, в котором руководите­ли двух стран согласились с тем, что «ситуация, при которой — спустя 67 лет после окончания Второй ми­ровой войны — между Россией и Япо­нией не заключен мирный договор, является ненормальной», и выразили решимость «заключить мирный дого­вор путем окончательного решения во взаимоприемлемой форме данно­го вопроса». С этой целью президент В. Путин и премьер-министр С. Абэ договорились «совместно дать сво­им министерствам иностранных дел поручение ускорить переговоры по выработке взаимоприемлемых вари­антов решения проблемы мирного договора»1.

Позиция японской стороны за­ключается в том, что «в конце Второй мировой войны Советский Союз в на­рушение пакта о нейтралитете, а так­же ряда международно-правовых документов напал на Японию и окку­пировал» так называемые северные территории, а именно — острова Ку-нашир, Итуруп, Шикотан и группу ос­тровов Хабомаи. Следовательно, для того чтобы заключить мирный дого­вор, необходимо урегулировать про­блему территориального размежева­ния между двумя странами. Согласно японской позиции Россия как право­преемница СССР должна вернуть вы­шеуказанные острова. Свою жесткую, бескомпромиссную позицию в отно­шении островов Япония объясняет «исконностью прав» на данные острова, а также тем, что Советский Союз якобы действовал в нарушение совре­менного международного права2.

Исконность владения территори­ей, то есть принцип первого откры­тия, не является аргументом для юри­дического признания территории за данным государством. А вот обвине­ние в нарушении современного меж­дународного права формально может стать предлогом для обсуждения во­проса об отторжении вышеуказан­ной территории от Российской Феде­рации. В связи с этим мы попытаемся рассмотреть обоснованность претен­зий японской стороны. 

Проблема принадлежности Курильских островов и русско-японские договоры 1855—1905 годов

Японская сторона обосновыва­ет свои «исконные права» на владе­ние четырьмя островами наличием первых российско-японских дого­воров об установлении государст­венной границы между Россией и Японией в соответствии с Симодским (1855 года), Санкт-Петербургским (1875 года) и Санкт-Петербургским (1895 года) трактатами3.

В результате подписания Симод-ского трактата 7 февраля 1855 года Курильские острова к северу от ост­рова Итуруп объявлялись владениями России, а остров Сахалин продолжал оставаться как совместное, нераз­дельное владение обеих стран4. Тем не менее Япония продолжала предъ­являть претензии на южную часть острова Сахалин по 47 параллели. В свою очередь царское правитель­ство настаивало на том, что весь ост­ров должен принадлежать России.

В результате длительных перего­воров 25 апреля 1875 года в Санкт-Петербурге был подписан новый трактат, согласно которому Россия уступила Японии все Курильские ост­рова, а Япония признала российский суверенитет над всем островом Саха-лин5. Санкт-Петербургский трактат 1875 года изменил положения Симод-ского 1855 года, согласно которому Сахалин находился в совместном вла­дении двух стран. Трактат 1875 года, по существу, отменял территориальную статью Симодского трактата. Однако в полном объеме Симодский трактат 1855 года был отменен соответству­ющей статьей русско-японского до­говора о торговле и мореплавании от27 мая 1895 года. Одновременно в декларации при подписании этого договора стороны подтвердили дей­ствительность Санкт-Петербургского трактата 1875 года. Оба договора со­храняли силу на протяжении трех де­сятилетий вплоть до 1905 года.

В Русско-японской войне (1904— 1905), которую развязала Япония, царская Россия потерпела поражение и 5 сентября 1905 года в Портсмуте (штат Нью-Гемпшир, США) подписала мирный договор. По условиям этого договора Россия уступила Японии юж­ную часть острова Сахалин по 50 гра­дусу северной широты (см. ст. 9)6.

Портсмутский мирный договор имеет принципиальное значение в свете рассмотрения японских тер­риториальных претензий к России. Дело в том, что согласно его статье XII «действие договора о торговле и мореплавании (Санкт-Петербург­ский трактат 1895 г.) между Росси­ей и Японией упразднено было вой­ной». Иначе говоря, договор потерял юридическую силу. Следовательно, для подтверждения действитель­ности утратившего силу договора или его части необходимые условия следовало включить в статьи Порт­смутского договора или заключить новый договор. Эти необходимые условия, которые обе стороны по­желали включить в Портсмутский мирный договор, содержатся в той же статье XII. Они предполагают «систему взаимности на началах на­ибольшего благоприятствования, включая сюда тарифы по ввозу и вы­возу, таможенные обрядности, тран­зитные и тоннажные сборы, а также условия допущения и пребывания агентов, подданных и судов одно­го государства в пределах другого»7. Таким образом, были подтверждены условия исключительно коммерче­ского характера. Вопрос о границе в районе Курильских островов остал­ся без подтверждения.

Аннулирование предшествующих договоров между Россией и Японией подтверждается Приложением № 10 к Портсмутскому мирному договору, в котором сказано, что все предшест­вующие русско-японские договоры и соглашения были объявлены «анну­лированными в результате войны»8. Тем самым теряли силу Санкт-Петер­бургский трактат (1875) и Санкт-Пе­тербургский трактат о торговле и мо­реплавании (1895).

Более того, развязав войну и оттор­гнув от России южную часть острова Сахалин, полученную Россией мир­ным путем в обмен на Курильские острова по Санкт-Петербургскому (1875) договору, Япония грубо нару­шила положения Симодского (1855) трактата, в котором провозглашались «постоянный мир и искренняя друж­ба между Россией и Японией»9, и тем самым создала прецедент военного захвата с целью расширения соб­ственной территории.

1Вторжение и оккупация южной части острова Сахалин были осу­ществлены вероломно, в результате агрессивной захватнической войны с целью расширения собственной тер­ритории. Причем «Япония отторгла южную часть Сахалина не по 47 гра­дусу северной широты, как этого до­бивалось японское правительство до подписания Санкт-Петербургского трактата 1875 г., а по 50 градусу, то есть территорию, на которой в про­шлом японцы никогда не бывали»10.

В связи с этим сегодняшние ссылки японской стороны на первые русско-японские трактаты 1855 и 1875 годов как на документы, фиксировавшие государственную границу между Рос­сией и Японией, являются юридиче­ски неправомерными. С момента под­писания сторонами Портсмутского (1905) договора была установлена но­вая государственная граница между Россией и Японией. Граница раздели­ла остров Сахалин по 50 градусу север­ной широты на северную, россий­скую, и южную, японскую, части. Что же касается Курильских островов, то, поскольку граница в этом районе не была оформлена надлежащим обра­зом, то есть путем заключения двусто­роннего соглашения, они оставались японскими лишь де-факто.

Курильские острова в контексте Второй мировой войны 

Что касается периода Второй мировой войны, то японская сто­рона утверждает, что «вступление Советского Союза в войну против Японии было игнорированием со­хранявшего на тот момент силу пак­та о нейтралитете»11. Действительно, 13 апреля 1941 года в Москве между СССР и Японией был заключен пакт о нейтралитете. Главным его элементом являлась статья 2, текст которой гла­сил: «В случае, если одна из договари­вающихся сторон окажется объектом военных действий со стороны одной или нескольких третьих держав, дру­гая договаривающаяся сторона будет соблюдать нейтралитет в продолже­ние всего конфликта»12. Однако война на Тихом океане совсем не подпадала под эту формулировку, так как СССР и Япония были не объектами, а субъ­ектами действия. Советский Союз сражался вместе с США и Великобри­танией, а Япония воевала на стороне нацистской Германии и Италии.

Более того, своими враждебными действиями по отношению к Совет­скому Союзу во время Второй миро­вой войны Япония грубо нарушила статью 1 советско-японского пакта о нейтралитете, согласно которой «обе договаривающиеся стороны обязуются поддерживать мирные и дружественные отношения между собой и взаимно уважать территори­альную целостность и неприкосно­венность другой договаривающейся стороны»13. Этот факт зафиксирован в документах приговора Токийско­го военного трибунала. В частности, было отмечено, что Япония заключи­ла пакт о нейтралитете, «будучи дале­ко не нейтральной, какой она должна была быть в соответствии с Пактом», и «оказывала значительную помощь Германии», продолжая активную под­готовку к войне против Советского Союза14.

В свою очередь Япония призна­ла приговор Токийского трибунала, подписав Сан-Францисский мирный договор 1951 года, статья 11 которого гласит: «Япония признает приговор Международного Военного Трибуна­ла для Дальнего Востока и приговоры других Союзных судов по военным преступлениям как внутри, так и за пределами Японии»15.

Обоснованность вступления СССР в войну против Японии подтверждает Устав ООН, который требовал от чле­нов ООН совместных, коллективных мер против агрессора. Одна из основ­ных задач ООН, сформулированная в статье 1 ее Устава, гласит, что члены Организации должны «принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения уг­розы миру и подавления актов агрес­сии или других нарушений мира»16. Следовательно, вступая в войну про­тив Японии, советское руководство выполняло задачу, поставленную Ус­тавом ООН.

Формально Устав ООН вступил в силу 24 октября 1945 года. Однако подписан он был на конференции в Сан-Франциско 26 июня 1945 года — еще до вступления СССР в войну против Японии. В главе XVII Устава Организации «Мероприятия по без­опасности в переходный период» была зафиксирована процедура при­нятия политических решений союз­никами до его фактического вступ­ления в силу. Следовательно, Устав ООН как норма обычного и отчасти договорного международного права уже действовал к началу войны СССР с Японией.

Далее, статья 103 Устава ООН гла­сит: «В том случае, когда обязательства Членов Организации по настоящему Уставу окажутся в противоречии с их обязательствами по какому-либо дру­гому международному соглашению, преимущественную силу имеют обя­зательства по настоящему Уставу»17. Из этого следует, что согласно статье 103 Устава ООН действия Советско­го Союза в отношении Японии были правомерны.

Японская сторона утверждает, что, поскольку Курильские острова были приобретены мирным путем, переда­ча этих островов Советскому Союзу нарушает «принцип отказа от терри­ториальных приобретений», провоз­глашенный в Атлантической хартии 1941 года и подтвержденный в Каир­ской декларации 1943 года18.

При этом японская сторона упус­кает из виду тот факт, что после за­ключения Портсмутского мирного договора (1905) граница между СССР и Японией в районе Курильских ост­ровов оставалась согласно утратив­шему силу Санкт-Петербургскому (1875) трактату. Следовательно, уста­новление новой, отвечающей инте­ресам Советского Союза границы в результате победы над агрессором во Второй мировой войне никак не про­тиворечило положениям Атлантиче­ской (1941) хартии и Каирской (1943) декларации. Более того, эта граница была установлена с согласия союзных держав США и Великобритании после капитуляции Японии.

Кроме того, «принцип отказа от территориальных и иных приобре­тений», о котором заявлено в Атлан­тической хартии от 15 августа 1941 года, не имеет отношения к выводи­мому из этой формулировки япон­ской стороной «принципу нерасши­рения территории» («редо фукакудай гэнсоку»). Это имеет значение, когда речь идет о восстановлении закон­ных прав государства на данную тер­риторию. Советское правительство стремилось не к «территориальным приобретениям» за счет чужих зе­мель, а к восстановлению прав на тер­ритории, которые ранее принадле­жали России. Это непосредственно вытекает из Декларации правитель­ства СССР о присоединении к Атлан­тической хартии от 24 сентября 1941 года. В Декларации содержится не учитываемая японской стороной ого­ворка, что практическое применение принципов Атлантической хартии «должно будет сообразовываться с обстоятельствами, нуждами и исто­рическими особенностями той или другой страны», ведущей борьбу за обуздание агрессора19.

Далее, международно-правовая от­ветственность Японии за агрессию на Дальнем Востоке явилась основным аргументом в пользу изъятия у по­следней южных Курильских островов в результате Второй мировой войны. Эта ответственность была возложена на Японию Ялтинским соглашением 1945 года, Каирской (1943) и Потс­дамской (1945) декларациями и отра­жена в Сан-Францисском (1951) мир­ном договоре и мирных договорах Японии с другими странами.

В Каирской декларации от 3 дека­бря 1943 года было заявлено, что «три великих союзника ведут эту войну, чтобы остановить и покарать агрес­сию Японии... Их цель заключается в том, чтобы лишить Японию всех ост­ровов на Тихом океане, которые она захватила или оккупировала с начала первой мировой войны 1914 г. ...Япо­ния будет также изгнана со всех дру­гих территорий, которые она захва­тила при помощи силы и в результате своей алчности»20. Таким образом, из декларации следует, что Япония была объявлена агрессором, и в наказание за агрессию союзники одобрили изъ­ятие у нее территорий.

Следующим документом, под­тверждающим обоснованность изъятия у Японии южной части ос­трова Сахалин и Курильских остро­вов в наказание за агрессию, стало Ялтинское соглашение союзников от 11 февраля 1945 года, в котором было заявлено, «что через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе Совет­ский Союз вступит в войну против Японии на стороне союзников при условии... возвращения Советскому Союзу южной части острова Сахалин и всех прилегающих к ней островов», а также «передачи Советскому Союзу Курильских островов». Важно заме­тить, что переход указанных выше территорий под юрисдикцию Совет­ского Союза должен был «безуслов­но» состояться «после победы над Японией»21.

Принципиальное значение при оценке Ялтинского соглашения имеет положение статьи 107 Уста­ва ООН о том, что «Устав ни в коей мере не лишает юридической силы действия, предпринятые или сан­кционированные в результате вто­рой мировой войны несущими от­ветственность за такие действия правительствами, в отношении лю­бого государства, которое в тече­ние второй мировой войны было врагом любого из государств, под­писавших настоящий Устав, а также не препятствует таким действиям»22. Иначе говоря, Устав ООН в качестве меры наказания признает передачу территорий государства-агрессора другому государству, как это было предусмотрено в упомянутом согла­шении.

Оспаривая законность Ялтинско­го соглашения, японская сторона ут­верждает, что поскольку «Япония не участвовала в его разработке и не под­писывала его, то нет никаких юриди­ческих оснований для утверждения, что Япония, не являющаяся одной из сторон данного соглашения, связана его положениями»23.

Дело в том, что принятие мер в отношении государства-агрессора в период военных действий без его участия находится в полном соот­ветствии с нормами современного международного права. Ялтинское соглашение, как и многие другие до­кументы союзников, не предполагало одобрения со стороны Японии, кото­рая подписала Акт о капитуляции и обязалась тем самым беспрекослов­но выполнять решения союзников. Важно отметить, что США никогда официально не отказывались от Ял­тинского соглашения. Кроме того, со­гласно статье 8-а Сан-Францисского мирного договора Япония признала «полную силу всех договоров, заклю­ченных Союзными Державами»24.

Положения Каирской и Ялтин­ской деклараций были подтвержде­ны в Потсдамской декларации (1945). В статье 8 говорилось, что «условия Каирской декларации будут выполне­ны, и японский суверенитет будет ог­раничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупны­ми островами, которые мы укажем»[1]. Какие мелкие острова останутся под суверенитетом Японии, в Потсдам­ской декларации определялось реше­нием союзников — как теми, что были приняты в прошлом, так и теми, кото­рые предстояло принять в будущем. То есть в первую очередь Ялтинским соглашением, условия которого были равноценны условиям прелиминар­ного мирного договора.

3 сентября 1945 года Верховный главнокомандующий союзных дер­жав генерал Дуглас Макартур издал Общий приказ № 2, согласно кото­рому «Курильские острова, включая группу Хабомаи, являются изъятыми из зоны, где 8-я американская армия принимает капитуляцию японских войск»[2]. Этот приказ был положен в основу меморандума главнокоман­дующего союзных держав японско­му императорскому правительству за № 677 от 29 января 1946 года. Со­гласно меморандуму из-под юрис­дикции государственной и адми­нистративной власти Японии были исключены все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе «Ку­рильские острова (Тисима), группа о-вов Хабомаи (Хабомадзе), включая о-ва Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу а также о-в Сикотан»[3]. В отношении этого меморандума у японского пра­вительства не возникло никаких воз­ражений, поскольку это решение со­ответствовало условиям капитуляции, на которую оно согласилось.

2 февраля 1946 года Указом Пре­зидиума Верховного Совета СССР было установлено, что «вся земля с ее недрами, лесами и водами на тер­ритории южной части острова Саха­лин и Курильских островов является государственной собственностью СССР»[4]. Установив суверенитет над южной частью острова Сахалин и Курильскими островами, Советский Союз действовал на основе догово­ренностей с союзниками, оформлен­ных в Каирской (1943), Ялтинской (1945) и Потсдамской (1945) декла­рациях, а также соблюдая Устав ООН.

 

1Территориальная проблема в контексте послевоенных советско-японских отношений

Однако после окончания Второй мировой войны в условиях разго­ревшегося между СССР и США про­тивостояния последние попытались пересмотреть данные в Ялте обеща­ния. В статье 2-с Сан-Францисского (1951) мирного договора США за­ставили Японию отказаться от «всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть ост­рова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутско­му договору от 5 сентября 1905 г.»[5] Из такой формулировки не было понят­но наверняка, в чью пользу Япония отказывается от островов. Кроме того,не были определены географические границы островов, от которых отка­зывалась Япония. Впоследствии это дало повод японской стороне тракто­вать четыре острова как не входящие в состав Курильской гряды.

Тем не менее это не дает права тол­ковать границы островов, исходя из внутригосударственных интересов. Поскольку внутригосударственное толкование, даваемое министерством иностранных дел и другими диплома­тическими, судебными и администра­тивными органами, носит односто­ронний характер, оно не обязательно для других заинтересованных госу­дарств, прежде всего для участников того или иного договора или согла-шения[6]. Для толкования междуна­родного договора следует обратиться но в статье 2-с договора, а не к груп­пе островов — как они упомянуты в Санкт-Петербургском (1875) тракта­те между Россией и Японией.

При оценке роли Сан-Францисско-го мирного договора в определении территориальной принадлежности Курильских островов, как и южной части острова Сахалин с прилегаю­щими островами, следует учитывать статью 8-а, в которой Япония при­знала «полную силу всех договоров, заключенных союзными державами в настоящее время или в будущем, для прекращения состояния войны, нача­той 1 сентября 1939 г., а также любые другие соглашения союзных держав, заключенные для восстановления мира или в связи с восстановлени­ем мира»[7]. Таким образом, подписав Сан-Францисский мирный договор, Япония признала действительность всех предыдущих договоров союзных держав, включая Ка­ирскую (1943) декла­рацию и Ялтинское (1945) соглашение,к международно-правовым нормам. Согласно статье 31 Венской конвен­ции о праве международных дого­воров, если тому или иному термину не придается специального значения в тексте международного документа или в отдельном соглашении, то он употребляется в обычном значении[8]. Следовательно, термин «Курильские острова», употребленный в Сан-Францисском мирном договоре, относится ко всему архипелагу — как это записа-

Отказавшись от «всех прав, право-оснований и претензий» на южную часть острова Сахалин и Курильских островов по Сан-Францисскому мир­ному договору, Япония лишила себя права претендовать на эти терри­тории. Этот факт был подтвержден заявлением директора договорного департамента Министерства иност­ранных дел Японии Кумао Нисимура во время обсуждения в нижней палате парламента Японии вопроса ратифи­кации Сан-Францисского мирного договора в ноябре 1951 года. В част­ности, К. Нисимура отметил, что, «пос­кольку Японии пришлось отказаться от суверенитета над Курильскими островами, она утратила "право сло­ва" в отношении их принадлежности. Так как Япония по мирному догово­ру согласилась отказаться от суве­ренитета над этими территориями, данный вопрос в той мере, в какой он имеет к ней отношение, является решенным»[9]. Таким образом, соглас­но Сан-Францисскому мирному дого­вору Япония была лишена не только суверенитета над Курильскими ост­ровами, но даже «права слова» в отно­шении их принадлежности.

Однако 7 июля 1955 года на совет­ско-японских переговорах в Лондоне по восстановлению двусторонних от­ношений Япония официально предъ­явила Советскому Союзу территори­альные претензии. В частности, это были требования вернуть Японии «ос­трова Хабомаи, Шикотан, Курильские острова, а также Южный Сахалин». Это были первые официальные тер­риториальные претензии Японии к СССР. Советская сторона отвергла их, заявив, что «принадлежность Южного Сахалина, а также Курильских остро­вов включая острова Хабомаи и Ши­котан, решена согласно Ялтинскому соглашению, Потсдамской деклара­ции, Общему приказу № 1 и меморан­думу Верховного главнокомандующе­го союзных держав № 677»[10].

Продолжавшиеся в Лондоне до середины июля 1955 года советско-японские переговоры зашли в тупик. 18 июля они были прерваны на время Женевского совещания с участием глав США и СССР. После возобнов­ления переговоров в августе того же года, стремясь к скорейшему прекра­щению состояния войны с Японией, восстановлению нормальных меж­государственных отношений между двумя странами и руководствуясь ин­тересами добрососедства, Советский Союз согласился передать Японии острова Хабомаи и Шикотан.

Анализ большого массива матери­алов дает основание утверждать, что, приступая к переговорам с советской стороной, Токио не особенно наде­ялся на территориальные уступки. Во-первых, японцы не имели права требовать «возврата» островов, по­скольку сами же отказались от них по Сан-Францисскому (1951) мирному договору. Во-вторых, у советской сто­роны было много очевидных «козы­рей» — например от Москвы всецело зависело решение таких вопросов, как досрочное освобождение япон­ских военнопленных, допуск Японии в ООН, разрешение на промысел мо­репродуктов в Охотском море и др. Тем не менее тогдашний советский руководитель Н. Хрущев настоял на уступке в территориальном вопросе, видимо, рассчитывая таким образом смягчить японскую позицию по тер­риториальному вопросу и как можно быстрее заключить мирный договор. Однако, как показали дальнейшие события, уступка в территориальном вопросе только ослабила позиции Москвы.

27 августа министр иностранных дел Японии Мамору Сигэмицу выслал японскому представителю на пере­говорах Сюнъити Мацумото «допол­нительный указ», в котором Япония требовала «безоговорочного возвра­щения» островов Хабомаи и Шико­тан, а также «возвращения» остро­вов Кунашир и Итуруп. В отношении принадлежности остальных Куриль­ских островов и Южного Сахалина предлагалось созвать международ­ную конференцию[11]. Таким образом, японская сторона в качестве нового дополнительного условия выдвину­ла претензии в отношении еще двух островов — Итурупа и Кунашира, что противоречило ее первоначальным требованиям.

После 23 совместных заседаний сторон 20 марта 1956 года лондон­ские переговоры были прерваны и возобновились уже в Москве 31 июля того же года. На этом заседании ми­нистр иностранных дел СССР Дм. Ше-пилов заявил японскому представите­лю М. Сигэмицу что уступка островов Хабомаи и Шикотан является макси­мально возможной территориаль­ной уступкой со стороны Советского Союза. После сложных переговоров 12 августа М. Сигэмицу сообщил в То­кио, что надо отказаться от Кунашира и Итурупа и заключить мирный до­говор на предложенных Советским Союзом условиях. Однако тогдаш­ний премьер-министр Японии Итиро Хатояма не согласился, отозвал М. Си-гэмицу и решил сам отправиться на переговоры[12].

Перед возвращением в Токио М. Си-гэмицу принял участие в лондонской конференции по проблеме Суэцко­го канала. 19 августа 1956 года в по­сольстве США в Лондоне М. Сигэми-цу встретился с госсекретарем США Джоном Ф. Даллесом и информиро­вал его о ходе московских перегово­ров. С целью не допустить советско-японского сближения Дж. Ф. Даллес заявил Сигэмицу, что в случае под­писания Японией мирного договора с СССР, в котором Япония признает суверенитет Советского Союза над островами Кунашир и Итуруп, США получат право на полный суверени­тет над островами Рюкю и навсегда останутся на Окинаве[13].

В связи с тупиковой ситуацией, со­здавшейся из-за территориальных претензий, И. Хатояма с подачи С. Ма-цумото предложил советской сторо­не подписать не полномасштабный мирный договор, а документ, решаю­щий лишь такие первоочередные зада­чи, как прекращение состояния войны и восстановление дипломатических отношении[14]. 11 сентября 1956 года И. Хатояма направил председателю Совета Министров СССР Н. Булганину послание из пяти пунктов, в котором изложил принципы нормализации советско-японских отношений, вклю­чая: прекращение состояния войны; обмен посольствами; немедленную репатриацию оставшихся в СССР японских военнопленных; вступле­ние в силу рыболовной конвенции; поддержку Советским Союзом при­ема Японии в ООН[15]. Кроме указан­ных пяти пунктов, послание содержа­ло условия продолжения переговоров по «территориальному вопросу после нормализации советско-японских отношений». Таким образом, И. Хато-яма предложил Советскому Союзу восстановить отношения без решения территориального вопроса.

Для подтверждения намерений обсуждать территориальный во­прос после восстановления совет­ско-японских отношений И. Хатояма направил в Москву С. Мацумото. На встрече 29 сентября 1956 года тот обменялся с первым заместителем министра иностранных дел СССР А. Громыко письмами относительно продолжения переговоров о заклю­чении мирного договора, включая территориальный вопрос, после восстановления дипломатических отношений между СССР и Япони-ей[16]. Другими словами, обе стороны подтвердили, что обсуждение терри­ториального вопроса будет продол­жено после восстановления дипло­матических отношений.

Несмотря на предложенную япон­ской стороной схему, исключавшую обсуждение территориального во­проса до нормализации советско-японских отношений, 16 октября 1956 года на переговорах в Моск­ве японская делегация предложила включить территориальный вопрос в проект будущей совместной декла­рации. Согласившись с этим предло­жением, советская сторона заявила, что передача Японии островов Хабо-маи и Шикотан является окончатель­ной уступкой в территориальном вопросе.

19 октября 1956 года была подпи­сана Совместная советско-японская декларация. Она была одновременно ратифицирована Президиумом Вер­ховного Совета СССР и парламентом Японии 8 декабря 1956 года. Основ­ным содержанием Декларации ста­ло прекращение состояния войны и восстановление дипломатических отношений между СССР и Японией. С юридической точки зрения прекра­щение состояния войны между СССР и Японией означало, что Советский Союз прекратил оккупацию южной части острова Сахалин и всех остро­вов Курильской гряды, и что Япония признала переход их де-факто под юрисдикцию СССР.

Совместная декларация, в отличие от одностороннего акта о прекраще­нии состояния войны, выражала со­гласованную волю сторон и в этом отношении была аналогичной как прелиминарному, так и окончатель­ному мирному договору. Этот доку­мент содержал также конкретное по­ложение, общее и с прелиминарным мирным договором, — предвари­тельное согласие передать Японии острова Хабомаи и Шикотан при ус­ловии восстановления добрососедс­тва и дружбы, а также выполнения согласованного обязательства об открытии переговоров между СССР и Японией с целью заключения мир­ного договора.

Важно отметить тот факт, что со­гласие Советского Союза передать Японии острова Хабомаи и Шикотан отвечало изначальной позиции пра­вительства Японии по восстановле­нию отношений с Советским Союзом. В ходе переговоров в Москве японская делегация согласилась с тем, что тер­риториальный вопрос между СССР и Японией решен.

Однако сразу после подписания Совместной декларации японская сторона стала настаивать на продол­жении переговоров по территори­альному вопросу, толкуя обменные письма между А. Громыко и С. Мацу-мото как относящиеся к содержанию Совместной советско-японской де­кларации, что противоречило дей­ствительности. 

Вместо заключения

Анализ изложенных выше фактов, безусловно, представляет конкретный практический интерес с точки зрения формирования российской позиции на переговорах с Японией о заклю­чении «мирного договора». Понятно, что настойчивость, с которой Токио «принуждает» российского партне­ра заключить «мирный договор», во многом обусловлена убежденностью, что в случае «решения» территори­альной проблемы на своих условиях Япония, по сути, сможет использо­вать этот прецедент в территориаль­ных претензиях к Республике Корея и в территориальном споре с КНР. Дру­гими словами — начать процесс пе­ресмотра итогов Сан-Францисского мирного договора 1951 года, а в более широком смысле — пересмотра ито­гов Второй мировой войны с далеко идущими последствиями

В связи с этим автор считает не­обходимым указать на несостоятель­ность территориальных претензий Японии к России.

Во-первых, японская сторона, не­обоснованно настаивая на сохране­нии в действительности утративших силу Симодского (1855), Санкт-Пе­тербургского (1875) и Санкт-Петер­бургского (1895) трактатов, на ос­новании которых формировалась и закреплялась первоначальная грани­ца между Россией и Японией, умыш­ленно дает искаженное толкование агрессивного характера Русско-япон­ской войны и результатов Портсмут­ского (1905) договора, в соответствии с которым рухнула вся договорная основа русско-японских отношений второй половины XIX века.

Сегодняшние ссылки японской стороны на первые русско-япон­ские трактаты 1855 и 1875 годов как на документы, фиксировавшие госу­дарственную границу между Россией и Японией, являются юридически не­правомерными. С момента подписа­ния сторонами Портсмутского (1905) договора была установлена новая го­сударственная граница между Росси­ей и Японией. Она разделила остров Сахалин по 50 градусу северной ши­роты на северную, российскую, и юж­ную, японскую, части. Что же касается Курильских островов, то, поскольку граница в этом районе не была офор­млена надлежащим образом — то есть путем заключения двустороннего со­глашения, они оставались японски­ми лишь де-факто.

Во-вторых, японская сторона в своем стремлении абсолютизиро­вать принцип «отказа от террито­риальных приобретений», заложен­ный в Атлантической (1941) хартии и Каирской (1943) декларации, тем самым фальсифицирует истинный смысл Каирской и Потсдамской де­клараций, который состоял в том, что по итогам Второй мировой войны агрессор в лице Японии должен быть наказан путем аннулирования всех результатов захватов, имевших место за определенный отрезок времени. Суверенитет Японии был ограничен «островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными ост­ровами, которые мы укажем». Более того, в качестве санкций у Японии были изъяты территории. Такая меж­дународно-правовая ответственность была возложена на Японию Ялтин­ским (1945) соглашением, Каирской (1943) и Потсдамской (1945) деклара­циями, а также отражена в Сан-Фран-цисском (1951) мирном договоре и в мирных договорах Японии с другими странами.

В-третьих, обвиняя Советский Союз в нарушении пакта о нейтра­литете, японская сторона пытается представить Японию жертвой и вы­вести ее из блока агрессивных госу­дарств, подорвать авторитет СССР/ России в отношении соблюдения Москвой международных договор­ных обязательств.

Утверждения японской стороны носят искусственный характер, по­скольку игнорируют международ­ную ситуацию, сложившуюся на тот момент в мире. Остановка действия пакта о нейтралитете и другие акции Советского Союза в отношении Япо­нии были правомерны: СССР вступил в войну с Японией на основании обя­зательств, данных союзным державам в Ялте, — эти его действия вытекали из положений Устава ООН (см. ст. 1 и ст. 103), принятых на конференции в Сан-Франциско 26 июня 1945 года, еще до вступления СССР в войну про­тив Японии. Именно в соответствии с Уставом ООН (см. ст. 77 и ст. 107) было произведено изъятие у Японии территорий в качестве меры наказа­ния за агрессию, зафиксированное в Ялтинском соглашении.

В-четвертых, очевидной фаль­сификацией является утверждение японской стороны, что в процессе восстановления дипломатических отношений между Россией и Япони­ей якобы было достигнуто соглаше­ние о продолжении переговоров по территориальному вопросу. Такие утверждения нацелены на то, чтобы любым способом, даже путем иска­жения исторических фактов, обос­новать территориальные претензии Японии к СССР. В качестве доказа­тельства японская сторона приводит так называемый «обмен письмами между А. Громыко и С. Мацумото» якобы о продолжении переговоров по территориальному вопросу. Оче­видная подмена фактов состояла в том, что реально существовавший обмен письмами относился к про­межуточному японскому проекту из пяти пунктов, предусматривающе­му нормализацию отношений без упоминания территориального во­проса, и по времени предшествовал переговорам о подписании Совмест­ной декларации 1956 года. Действие обменных писем прекратилось в мо­мент внесения японской стороной новых предложений о возвращении группы островов Хабомаи и остро­ва Шикотан во время завершающего этапа переговорного процесса в ок­тябре 1956 года. Более того, с точки зрения международного права об­менные письма между А. Громыко и С. Мацумото являются значительно менее обязывающими документами, чем Совместная декларация, рати­фицированная парламентами обоих государств.

В тексте Совместной декларации было заявлено о готовности СССР после заключения мирного договора передать Японии острова Хабомаи и Шикотан. Ни о каких других терри­ториальных уступках или перегово­рах речи не шло. Перед подписанием этой декларации по просьбе совет­ской стороны Япония согласилась исключить из окончательного тек­ста этого документа упоминание о том, что дальнейшие переговоры о мирном договоре будут включать в себя также обсуждение территори­ального вопроса. Этот факт является веским основанием, чтобы вопрос о принадлежности этих территорий СССР/России считать окончательно решенным. Таким образом, попытки японской стороны обосновать тер­риториальные претензии Японии на острова Кунашир и Итуруп, исказив исторические факты, являются фаль­сификацией истории.

И наконец, нынешняя геополити­ческая и геоэкономическая обста­новка в Северо-Восточной Азии кар­динальным образом отличается от периода заключения Совместной дек­ларации. В 1960 году Япония и США заключили новый договор по без­опасности, в соответствии с которым США взяли на себя обязательство за­щищать территорию Японии в «чрез­вычайных обстоятельствах». В 1976 году СССР установил в соответствии с международными нормами специ­альную 200-мильную экономическую зону, что значительно изменило гео­экономическую ситуацию.

В регионе Северо-Восточной и Восточной Азии в целом меняется расстановка сил: на первый план вы­двигается Китай, в том числе за счет утраты США ряда прежних позиций. Новый статус КНР обусловил рост не только конкуренции, но и противо­стояния между Пекином — с одной стороны, и Вашингтоном, Токио, Канберрой — с другой. Важную роль с точки зрения роста региональной напряженности играют проблемы территориальных претензий в ре­гионе, которые затрагивают его ве­дущие страны — Японию, КНР, Рес­публику Корея, государства АСЕАН. Все  страны  внимательно наблю­дают друг за другом в плане суще­ствования этих территориальных проблем, и предпочтительным ва­риантом их разрешения для боль­шинства участников является со­хранение статус-кво. Уступки, тем более в пользу Японии, которая име­ет недавнюю печальную историю взаимоотношений со странами ре­гиона, рассматриваются как прояв­ление политической слабости. Это обстоятельство следует учитывать российской стороне при формиро­вании ее позиции на переговорах с Японией. ♦

 



комментарии - 14
Zied 10 ноября 2013 г. 5:17:48

Now I know who the brainy one is, I'll keep loknoig for your posts.

Kittisak 12 ноября 2013 г. 3:52:47

To think, I was <a href="http://jygyztk.com">cosnefud</a> a minute ago.

Carnevale 13 ноября 2013 г. 13:27:05

Kewl you should come up with that. Exeecllnt! http://zjhqgpqn.com [url=http://tmxvschc.com]tmxvschc[/url] [link=http://hfcrnva.com]hfcrnva[/link]

Selenge 15 ноября 2013 г. 9:24:26

<a href="http://qbjjksz.com">Surriispngly</a> well-written and informative for a free online article.

Kheanna 17 ноября 2013 г. 7:18:50

That in'ghitss just what I've been looking for. Thanks! http://dsvcor.com [url=http://wncnfnmqx.com]wncnfnmqx[/url] [link=http://oaozbte.com]oaozbte[/link]

Ravindra 21 ноября 2013 г. 14:14:15

Uneelalralpd accuracy, unequivocal clarity, and undeniable importance!

Linda 21 ноября 2013 г. 23:33:38

Heckuva good job. I sure <a href="http://plubfbsfis.com">apictrpaee</a> it.

Elena 23 ноября 2013 г. 7:15:54

So much info in so few words. Tostoly could learn a lot. http://jtumwj.com [url=http://ssymeijjzdk.com]ssymeijjzdk[/url] [link=http://qawfkzqvr.com]qawfkzqvr[/link]

Moon 23 ноября 2013 г. 11:02:48

The voice of <a href="http://uuaexrmaw.com">ratianolity!</a> Good to hear from you.

Maria 25 ноября 2013 г. 2:38:49

Oh yeah, fauulobs stuff there you! http://ntqtzr.com [url=http://kedosgrsv.com]kedosgrsv[/url] [link=http://dtfmeop.com]dtfmeop[/link]

Curtisbreet 1 декабря 2017 г. 12:16:28

Мы ценим ваше время и делим с вами общие цели. Ваши продажи для нас главный приоритет.
заказать продвижение сайта логин скайпа SEO2000[/url]

оращайтесь договримся есть примеры работ логин скайпа SEO2000

Dwightgot 16 апреля 2018 г. 1:53:40

заказать оптимизация группы под поиск в контакте логин в скайпе SEO PRO1

JorgeGlype 23 апреля 2018 г. 4:14:33

ou acheter du cialis pas cher cialis dose 30mg
<a href="http://kaivanrosendaal.com/#cialis-cost">what is cialis</a>
cialis diario compra cialis rckenschmerzen
<a href="http://kaivanrosendaal.com/#Cialis-Cheap-Buy-Online">cialis manufacturer coupon</a>
cialis mit grapefruitsaft generic cialis pill online
<a href="http://kaivanrosendaal.com/#cialis-from-canada">cialis pills</a>
does cialis cause gout achat cialis en suisse
<a href="http://kaivanrosendaal.com/#cialis-purchasing">5 mg cialis coupon printable</a>
can i take cialis and ecstasy generic low dose cialis
<a href="http://kaivanrosendaal.com/#generic-cialis-at-walmart">cialis from canada</a>
http://kaivanrosendaal.com
http://kaivanrosendaal.com/#Buy-Cheap-Cialis

Jeano 17 мая 2020 г. 11:25:58

http://reyna.userbet.xyz ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ СЕЙЧАС И ПОЛУЧИТЕ 100$ К ВАШЕМУ ПЕРВОМУ ДЕПОЗИТУ!
Управляйте роботом самостоятельно! Контроль уровня риска!

[url=https://saratov.podarki-market.ru/catalog/product-440507/?MID=67&result=reply#message67]Высокотехнологичные инструменты для заработка на криптовалютных активах[/url] [url=https://www.budgood.ks.ua/index.php?id=47&id=47&tx_ttnews%5Btt_news%5D=377&cHash=3b305617ced7b7ccdeb61d0b40d87de8]Высокотехнологичные инструменты для заработка на криптовалютных активах[/url] [url=https://habarovsk.podarki-market.ru/catalog/product-424531/?MID=3135&result=reply#message3135]Высокотехнологичные инструменты для заработка на криптовалютных активах[/url] fb369f9

Мой комментарий
captcha