Подписка на Общую и Специальную теорию глобализации - двухтомник М.Г.Делягина "Конец эпохи: осторожно, двери открываются!"    0   243  | Официальные извинения    2   5411  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   11749 

Словакия в условиях глобальных потрясений

 5  17757

Докризисные условия экономического роста

Для словацкой экономики докри­зисный период 2000—2007 годов стал одним из самых успешных не только за весь период реформ, но и, пожалуй, за всю послевоенную исто­рию. С началом нового тысячелетия страна вышла на траекторию устой­чивого «догоняющего» роста: дина­мика словацкого ВВП вплоть до 2008 года характеризовалась восходя­щим трендом (4,8 процента годовых в 2001—2004 годах, 7,1 — в 2005— 2006-м и 10,4 процента в 2007-м), экономический рост опирался на расширение как внешнего, так и внут­реннего рынка. Если в начале 2000-х годов в условиях оживления деловой конъюнктуры в еврозоне и интенси­фикации торговых связей Словакии со странами ЕС главным драйвером роста был экспорт, то в последние предкризисные годы основным дви­гателем экономического роста высту­пал уже внутренний (инвестицион­ный и потребительский) спрос, вклад которого в прирост ВВП достигал 6 процентов.

Ключевую роль в финансирова­нии роста основного капитала игра­ли прямые иностранные инвестиции.

Инвестиционная активность транс­национальных корпораций, активно продвигающихся в словацкую эконо­мику через приватизацию госакти­вов или создание новых производств, инициировала новую волну индуст­риального развития страны: промыш­ленность в рассматриваемом деся­тилетии росла быстрее экономики в целом, а ее доля в производстве ВВП, заметно сократившаяся в 1990-е годы, вновь стала увеличиваться. Повыше­ние инновационности экономики обеспечивалось за счет развития от­раслей среднетехнологичного уров­ня: если к началу 2000-х годов ведущие позиции в промышленном выпуске занимали машиностроение, металлур­гия и пищевая промышленность, то уже со второй половины десятилетия лидерами выступали автомобилест­роение (24 процента), металлургия (23,5) и электротехническая промыш­ленность (20,1 процента). Структур­ная модернизация промышленнос­ти позволила укрепить экспортный потенциал страны и усилить влияние на формирование динамики экспор­та отечественного машиностроения, доля которого в поставках на внешние рынки возросла с 38 до 56 процентов.

1Динамичный рост словацкой эко­номики сочетался с восстановлением внутренней и внешней сбаланси­рованности. Улучшилось состояние балансов внешней торговли и теку­щих операций: к 2008 году уровень торгового пассива был снижен до 1,5 процента к ВВП, что в свою оче­редь позволило сократить дефицит счета текущих операций до вполне приемлемых 6,5 процента к ВВП. «Хо­рошие времена» страна осмотритель­но использовала для консолидации государственных финансов. Бюджет­ный дефицит, измерявшийся в начале десятилетия двузначным числом, был сокращен и удержан под уровнем ма­астрихтского норматива, а государ­ственный долг, находившийся в 2000 году на историческом максимуме в 50,3 процента ВВП, ужался к 2008-му до 27,7 процента. Экономический бум, переживавшийся Словакией, оказал позитивное влияние на рынок труда: в стране впервые с начала реформ были зарегистрированы увеличение заня­тости и снижение безработицы (уро­вень последней в 2000—2008 годах сократился с 18,6 до 9,6 процента).

Позитивными тенденциями отме­чено развитие в эти годы банковско­го сектора. Доминирующую роль в его ресурсной базе играют депозиты, величина которых устойчиво пре­вышает объемы выданных кредитов: рост внутреннего кредитования в Словакии в 2000-е годы опирается на домашнее фондирование и не со­провождается увеличением внешней задолженности банковского сектора. Доля ценных бумаг в активах банков­ской системы не превышает 25 про­центов, при этом словацкие банки инвестировали в основном в госу­дарственный долг и практически не участвовали в высокорискованных операциях с зарубежными ипотечны­ми бумагами.

Успешное развитие страны, одна­ко, было сопряжено с нарастающи­ми макроэкономическими рисками.

С ростом открытости словацкой эко­номики обострилась ее уязвимость к внешним шокам. Повышение доли страны в мировой торговле сопро­вождается усилением территориаль­ной концентрации экспорта: в 2008 году 85 процентов его приходилось на страны ЕС, из них более 60 про­центов было «привязано» к рынкам пяти стран, являющихся ее бли­жайшими соседями. Нарастающий структурный крен в пользу автомо­билестроения и электротехнической промышленности ведет к росту то­варной концентрации и снижению диверсифицированности поставок на внешние рынки, усиливая тем са­мым зависимость экспорта от конъ­юнктуры мировых рынков соответ­ствующей продукции. На долю всего трех товарных групп — «легковые ав­томобили», «электрические машины и оборудование», «ядерные реакторы и котлы» — в 2007 году приходилась половина экспорта страны1.

Таким образом, к началу глобаль­ного кризиса Словакия находилась на пике экономического роста. Оборот­ной стороной успехов, тем не менее, стало накопление кризисного потен­циала в развитии.

В тисках кризиса

Специфическая модель банков­ской системы, отличительными осо­бенностями которой выступают опора на домашнее фондирование и огра­ниченное инвестирование в иност­ранные ценные бумаги, позволила Словакии избежать «инфицирования» глобальным финансовым кризисом. Ключевым каналом распространения кризисных явлений в конце 2008-го — первом полугодии 2009 года стали для страны ее торговые связи: экспорто-ориентированный рост споткнулся о неблагоприятный разворот европей­ской конъюнктуры, следствием кото­рого стало резкое снижение внешнего спроса на продукцию словацкого эк­спорта. Фатальным обстоятельством оказался спад потребительской актив­ности на мировом авторынке, спрово­цировавший в словацком автопроме обвал производства на 20 процентов и сокращение численности занятых на 8 процентов. Уйдя в «свободное па­дение», автомобилестроение, в свою очередь, потянуло на дно десятки смежных отраслей и дестабилизиро­вало ситуацию на рынке труда.

Потеря зарубежных рынков обер­нулась для Словакии снижением в 2009 году объемов экспорта на 20 про­центов, промышленного производст­ва — на 15, валового накопления — на 30 процентов. Реальный ВВП в резуль­тате сжатия внешнего и внутреннего спроса сократился на 4,7 процента: внешние поставки обеспечили 2,2 про­цента спада валового внутреннего про­дукта, тогда как на долю внутренних поставок пришлось 4 процента.

1В социальной сфере непосредст­венными и наиболее очевидными последствиями кризиса стали рост безработицы и снижение доходов работающего населения. В результа­те падения спроса на рабочую силу занятость в 2009 году снизилась на 2,4 процента, а уровень безработицы, находившийся в августе 2008-го на историческом минимуме в 7,4 про­цента, возрос в пик кризиса до 14 про­центов, сравнимых с показателями пятилетней давности. Ситуация усугу­билась нарастанием скрытой безра­ботицы (неполной занятости), одним из последствий которой стало замед­ление темпов роста номинальной за­работной платы.

Трудности в экономике привели к принципиальной трансформации бюджетной ситуации. Поскольку при­нятие антикризисных мер увеличило государственные расходы, а законо­мерное в условиях хозяйственной дестабилизации снижение собирае­мости налогов ужало государствен­ные доходы, дефицит бюджета, удер­живавшийся в последние годы ниже нормативного уровня, подскочил до 6,8 процента ВВП в 2009-м и 7,8 про­цента ВВП в 2010 году. Это в свою оче­редь вызвало неблагоприятный пере­лом в динамике госдолга, следствием чего стало его увеличение с 27,8 про­цента ВВП в 2008-м до 35,7 и 41,0 про­цента ВВП в 2009—2010 годах.

При всех трудностях кризис был пройден достаточно уверенно: словацкая экономика адаптировалась к внешнему шоку и существованию в новых реалиях в наикратчайшие сро­ки и с минимальными потерями. Пе­риод спада оказался непродолжитель­ным, «дно» кризиса было пройдено уже в начале II квартала — впасть в ре­цессию словацкая экономика, таким образом, не успела. Наличие «бюджет­ного люфта» (низкий уровень госдолга к моменту начала кризиса) позволило Словакии использовать инструменты бюджетно-налоговой политики в кон­трциклическом регулировании эко­номики. Благодаря им был поддержан экономический рост (фискальный импульс позволил избежать в 2009 году снижения ВВП на «дополнитель­ные» 2,4 процента, а в 2010-м — доба­вить к его росту еще 1,9 процента2), сохранены устойчивость в социаль­ной сфере (прирост уровня риска бед­ности в словацком обществе составил всего 0,2 процента) и стабильность во внутриполитической ситуации.

Стабилизирующее влияние на эко­номическую ситуацию в разгар кри­зиса оказала банковская система, которая справилась с трудностями, порожденными спадом в экономике, без помощи государства3 и внешнего фондирования. Из-за роста просрочен­ной задолженности предприятий сло­вацкие банки ужесточили требования к потенциальным заемщикам и огра­ничили кредитную активность. Од­нако проблем с рефинансированием выданных кредитов не возникло. Более того, внешний долг банков и прочих секторов снизился с 42 миллиардов долларов в 2008-м до 32 миллиардов в 2009 году, а его доля в валовой вне­шней задолженности страны сократи­лась с 80 до 49 процентов4. Позитив­ным моментом явилось также то, что на ухудшение финансовых результатов деятельности словацкие банки отреаги­ровали усилиями по наращиванию ка­питальной базы. В результате средний по банковскому сектору коэффициент достаточности капитала на пике кризи­са возрос, превысив 12 процентов5.

Весьма своевременным оказалось вступление в зону евро (с 1 января 2009 года), что оградило страну от катаклизмов на валютном рынке и сделало ее «тихой гаванью» для инвес­торов. Когда осенью 2008 года порт­фельные инвесторы массово бежали из-за валютных рисков с финансовых рынков Венгрии, Польши и Чехии, фондовый рынок Словакии остался относительно стабильным, потеряв за год всего 20 процентов своей капи­тализации, в то время как фондовые индексы соседних стран рухнули на две трети и более. Не затронул Слова­кию и произошедший в Центральной Европе обвал прямых иностранных инвестиций (ПИИ): если в соседних странах масштаб спада их притока варьировался от 19 (Чехия) до 70 про­центов (Латвия), то в Словакии объем поступлений ПИИ в разгар кризиса сократился всего на 0,1 процента.

Словакия, таким образом, избежала «жесткой посадки» и по итогам 2009 года не выглядела аутсайдером на об­щеевропейском фоне: масштабы спада словацкого ВВП и промышленного производства, величина бюджетного дефицита соответствовали средним показателям по зоне евро. Состояние государственного долга оказалось более чем удовлетворительным (вто­рой самый низкий показатель в зоне евро), а отношение валовой внешней задолженности к номинальному ВВП, хотя и превысило установленный потолок в 60 процентов, но осталось в разы ниже, чем у партнеров по монетарному союзу. Продемонстри­ровав высокий уровень устойчивости в условиях глобальных потрясений, словацкая экономика, тем не менее, не избежала негативных системных изменений, к числу которых можно отнести утрату фискального равно­весия, неблагоприятный перелом в динамике занятости и безработицы, слом докризисных трендов устойчи­вого расширения инвестиционного и потребительского спроса.

1На выходе из кризиса в целях пре­одоления его неблагоприятных по­следствий и формирования условий для устойчивого роста в длительной перспективе происходит «переза­грузка» экономической политики. Как следует из национального плана оздоровления экономики, принятого в 2010 году6, период стимулирования роста на основе увеличения бюджет­ных расходов завершен, приоритетом экономической политики признано восстановление макроэкономической сбалансированности: страна готова переждать текущие трудности, жерт­вуя ростом, но не финансовой устой­чивостью. Кабинет Иветы Радичовой утвердил программу достаточно быс­трой бюджетной консолидации, пре­дусматривающую снижение дефицита бюджета до маастрихтского нормати­ва к 2013 году и стабилизацию уров­ня государственного долга к 2015-му. Центральная роль в балансировании бюджета отведена мерам бюджетной экономии (сокращение государствен­ного потребления, прежде всего фон­да оплаты труда в гос­секторе, в сочетании со снижением масштабов субсидирования и час­тичным замораживани­ем государственных ин­вестиций). Ожидается, что за счет уменьшения расходов и их рацио­нализации будет обеспе­чено более 50 процентов суммы консолидации к 2013 году. Корректиров­ка доходной части бюджета направ­лена на смещение центра тяжести налоговой нагрузки с труда на пот­ребление: декларирована необходи­мость увеличения ставок косвенных налогов, расширения налоговой базы и отмены ряда исключений, в первую очередь в системе социального стра­хования и акцизных сборов.

В средне- и долгосрочной пер­спективе на первый план выдвигается задача повышения качества институ­циональных и структурных факто­ров развития, которая в 2000-е годы не была для страны приоритетной. Так, наряду с фискальной корректи­ровкой, призванной привести бюд­жетные расходы и доходы в соответ­ствие с изменениями на макроуровне, принципиально важное значение придается повышению устойчивости государственных финансов в долго­срочной перспективе. Решение этой задачи увязывается с укреплением институциональных рамок бюджет­ной политики, оздоровлением и при­ватизацией госпредприятий, рефор­мированием отраслей человеческого капитала (социального сектора) — прежде всего пенсионной системы и здравоохранения — для их приве­дения в соответствие с демографи­ческими и финансовыми реалиями страны.

Бюджетная консолидация в инте­ресах улучшения макроэкономической стабильности будет сочетаться с проведением структурных реформ, усиливающих экономический рост, занятость и качество жизни. Так, в по­вестку дня включены вопросы, свя­занные с повышением качества и эф­фективности национальной системы образования и научно-исследова­тельской сферы. Поставлена амбици­озная задача: обеспечить системное совершенствование инвестицион­ного климата, которое позволит Словакии к 2020 году войти в группу 15 стран с наилучшими, по оценке Всемирного банка, условиями веде­ния бизнеса. Словацкое руководство намерено в связи с этим устранить основные риски, связанные с инвес­тированием в национальную эко­номику (коррупция, несовершенная судебная система и недостаточная защищенность прав собственности); провести налоговую реформу, ко­торая снизит административную нагрузку на налогоплательщиков; модернизировать трудовое законо­дательство в целях усиления его со­действия экономическому росту.

Таким образом, в экономической политике будут задействованы новые элементы: ответом руководства стра­ны на вызовы долгосрочного пост­кризисного развития должны стать переход к ответственной, консерва­тивной бюджетной политике, совер­шенствование институционального развития, ускорение структурных ре­форм. 

Восстановление

В 2010—2011 годах темпы прироста словацкого ВВП вернулись в область положительных значений, составив соответственно 4,2 и 3,2 процента (см. Табл. 1). В общеевропейском кон­тексте страна продемонстрировала достаточно энергичный восстано­вительный рост: помесячные и годо­вые темпы роста словацкого ВВП и промышленного производства в этот период в два-три раза превышали средние показатели еврозоны и Ев­росоюза в целом.

Положительные импульсы пришли извне, с выходом из кризиса ведущих европейских экономик. Заметное по­вышение спроса на словацкие товары за рубежом привело к увеличению их экспорта на 16,4 процента в 2010-м и 10,8 процента в 2011 году. Восстано­вительный рост был сосредоточен в экспортоориентированных отраслях обрабатывающей промышленности, наиболее пострадавших от кризи­са: основную часть прироста ВВП в 2010 году обеспечили транспортное машиностроение (18,7), металлур­гия и металлообработ­ка (15,2), производство электрооборудования, электронных и оптичес­ких приборов (9,9 про­цента). Локомотивом восстановления эконо­мики стала автомобиль­ная промышленность, увеличившая выпуск автомобилей на 21 про­цент в 2010-м и на 14 — в 2011 году.

Приток экспортной выручки в стра­ну, однако, не запустил быстрого вос­становления отраслей, ориентиро­ванных на внутреннее потребление, в частности в розничной торговле и строительстве рост в годовых показа­телях был отрицательным. Внутрен­ний спрос оставался вялым, показав прирост на 2,7 процента в 2010-м и сокращение на 2,4 — в 2011 году. Ос­новной вклад в рост экономики со стороны внутреннего спроса внесло валовое накопление, увеличившееся в 2010 году на 22 процента. Однако высокий рост накопления опреде­лялся восстановлением существенно «похудевших» во время кризиса запа­сов. В то же время рост инвестиций в основной капитал оказался крайне незначительным даже по сравнению с низкой базой 2009 года: капиталь­ные вложения, рухнувшие в период кризиса на 20 процентов, в следую­щем году возросли всего на 3,6 про­цента. Очевидно, что инвестиционная база для будущего развития осталась несформированной.

По итогам 2010 года Словакия фактически вернулась к докризис­ным объемам производства: от­ставание ВВП от уровня 2008 года составило всего 1 процент, а про­мышленность полностью «отыгра­ла» падение предшествующего года. Формально кризисная полоса разви­тия завершилась, экономика прошла фазу восстановления и с 2011 года перешла к росту. Однако на выходе из кризиса она показала ряд очевид­ных слабостей:

— темпы роста, несмотря на низкую исходную базу и возможность восста­навливаться за счет лучшей загрузки мощностей и рабочей силы, оказались существенно ниже, чем в период эко­номического бума 2004—2007 годов;

— динамика ВВП оставалась весьма неровной7, свидетельствуя о неустой­чивости экономического роста и не­уверенности предпринимательской сферы в будущем;

— произошли изменения в значе­ниях и роли факторов, определяющих экономический рост. Если в предкри­зисные годы его динамика определя­лась одновременным расширением и внешнего, и внутреннего рынков, то на выходе из кризиса экономика рос­ла за счет внешнего спроса, тогда как потребительская и инвестиционная составляющие совокупного внутрен­него спроса отставали.

Таким образом, условия экономи­ческого роста, сложившиеся на пер­вом этапе послекризисного развития, оказались хуже, чем они были в до­кризисный период. Низкий старт, не­уверенные признаки оживления, не восстановленные внутренние источ­ники роста говорят о том, что выход из кризиса начался, но кризис еще не отступил.

1Тот факт, что безработица оста­ется одной из наиболее острых про­блем, также свидетельствует, что он еще далеко не преодолен. Поскольку оживление в корпоративном секто­ре пока не принесло роста занятости, а лишь замедлило ее снижение, ситуа­ция на рынке труда продолжала ухуд­шаться. В 2010 году среднегодовая численность занятых сократилась на 2 процента, армия безработных уве­личилась на 20, а норма безработицы выросла до 14,4 процента. Небольшой прогресс в снижении нормы безра­ботицы в 2011 году (на 0,9 процента в годовом исчислении) был сведен на нет начавшимся со второй половины года торможением экономического роста. С четвертого квартала динами­ка безработицы вновь обрела повы­шательный тренд, сохранявшийся и в первом полугодии 2012 года.

Имея в активе стабильную мак­роэкономическую ситуацию, благо­приятный деловой климат8 и евро в качестве национальной валюты, Словакия остается магнитом для ин­вестиционных потоков и в после-кризисный период. Объем ПИИ уже в 2010 году восстановился до докри­зисных значений. Инвестицион­ное оживление в стране нарастает: транснациональный бизнес, высту­пая главной движущей силой вос­становления словацкой экономики, активизирует процесс расширения производств в Словакии или их пере­мещения из соседних стран с целью снижения операционных расходов и экономиче ских рисков.

Так, автомобилестроительные кор­порации в расчете на рост заказов из стран Азии запустили с 2011 года новые инвестиционные проек­ты, которые позволят германскому «Volkswagen» увеличить производ­ство автомобилей в Словакии до 400 тысяч единиц в год, а француз­скому «PSA Peugeot» и корейскому «Kia Motors» — до 300 тысяч. Интенсифи­цируется на выходе из кризиса ин­новационная составляющая в разви­тии словацкого автопрома. «Peugeot» инвестировал 130 миллионов евро в производство в Словакии новой мо­дели, а «Volkswagen» — 1 миллиард евро в запуск нового семейства ма­лых электромобилей. С весны 2012 года автосборочные предприятия страны начали работать в три смены без выходных и заявили о дополни­тельном наборе работников: «PSA Peugeot» намерен увеличить штаты на 900, а «Volkswagen» — на 1500 че­ловек. Оживление в словацком авто­мобилестроении притягивает в стра­ну новых глобальных поставщиков автокомпонентов; среди них — аме­риканская фирма «HoneywellTurbo», приступившая к строительству в Словакии турбокомпрессорного за­вода.

Словакия включена также в инвес­тиционные планы крупнейших про­изводителей электроники и бытовой техники. Тайваньская корпорация «AU Optronics*, занимающая ведущие позиции на рынке LCD-мониторов большого размера, инвестировала 190 миллионов евро в создание свое­го филиала в городе Тренчин. Благо­даря этому в Восточной Словакии, особенно сильно страдающей от безработицы, будет создано 1,3 тыся­чи новых рабочих мест и кроме того возникнет до 2 тысяч рабочих мест на заводах-поставщиках. Другая тай­ваньская компания, известная тор­говой маркой «Foxconn Electronics*, приобрела в 2010 году предприятие по сборке жидкокристаллических телевизоров в городе Нитра, ранее принадлежавшее японской «Sony». Южнокорейский «Samsung», явля­ющийся крупнейшим инвестором в словацкую экономику (4,5 тысячи рабочих мест), декларировал планы по расширению своего предприятия в городе Галанта.

Рассчитывают на приток иност­ранных инвестиций и ряд других отраслей словацкой экономики. Так, например, заявлена крупная инвести­ция со стороны сталелитейного кон­церна «Thyssen Krupp», которая поз­волит создать на востоке республики свыше тысячи рабочих мест.

Словацкая сторона наращивает усилия по поддержке притока ПИИ. С целью повышения гибкости наци­онального рынка труда в конце 2011 года принят новый Трудовой кодекс. В числе его новаций — увеличение объема полномочий работодателя при регулировании вопросов рабо­чего времени и облегчение финан­совой нагрузки на бизнес, связан­ной с соблюдением трудовых прав работников (сокращение издержек по увольнению работников). В кон­курентной борьбе за иностранные инвестиции вновь задействуются инвестиционные стимулы: в 2011 году руководство страны приняло решение о предоставлении двенад­цати зарубежным инвесторам госу­дарственной финансовой помощи в объеме 75 миллионов евро для созда­ния 2,6 тысячи рабочих мест. Более того, чтобы «Samsung», у которого закончились десятилетние налого­вые каникулы, не покинул Словакию, правительство Радичовой пошло на беспрецедентные меры, предоставив компании освобождение от уплаты налогов на новый срок9.

На первом этапе бюджетной кон­солидации, стартовавшей в Словакии в 2011 году, ключевая роль в сжатии расходов отводилась сокращению занятости в госаппарате на 20 тысяч человек и снижению заработной пла­ты госслужащих на 10 процентов10. В дополнение к этому были урезаны ассигнования на развитие промыш­ленности — на две трети, транспорта и транспортной инфраструктуры — на две пятых и сельского хозяйства — на четверть11. Меры по оптимизации доходной части бюджета включали такие изменения в налоговой сфере, как повышение ставки НДС с 19 до 20 процентов, рост акцизов на табач­ные изделия и алкоголь, повышение потолка обязательных отчислений в медицинские и социальные страхо­вые компании, сужение круга налого­вых льгот и исключений.

По итогам бюджетной консолида­ции в 2011 году расходы снизились на 8,9 процента, а доходы увеличились на 10,1 процента по сравнению с пре­дыдущим годом; дефицит бюджета сократился на четверть и вышел на запланированный уровень в 4,9 про­цента ВВП. Более 80 процентов сум­мы консолидации было обеспечено за счет сокращения государственно­го потребления. В целях укрепления институциональных основ бюджет­ной политики Словакия в декабре 2011 года приняла конституционный закон о фискальной ответственно­сти, который в полной мере отвеча­ет требованиям, выдвинутым в свя­зи с этим Европейской комиссией. Закон предусматривает учреждение независимого фискального совета, устанавливает лимиты расходных статей бюджета и верхний предел государственного долга, вводит бюд­жетные правила, призванные обес­печить автоматическое поддержание долгосрочной устойчивости бюдже­та, и систему санкций, которым бу­дут подвергнуты в случае нарушения бюджетной дисциплины правитель­ство, госадминистрация и правящая политическая коалиция.

Словацкие успехи в борьбе с бюд­жетными дисбалансами сопряжены с достаточно болезненными последс­твиями для экономики и благосостоя­ния населения. Массовые увольнения в госсекторе усугубляют напряжен­ность на рынке труда. Фискальные меры консолидации (повышение НДС и отмена налоговых исключе­ний) в сочетании с увеличением та­рифов на тепло и энергию привели к резкому инфляционному скачку — с 0,7 в 2010-м до 4,1 процента в 2011 году (самый высокий показатель в ЕС по итогам года). Создавая основу для нормализации развития в будущем, меры бюджетной экономии, таким образом, оказывают тормозящее воз­действие на текущий экономический рост через ограничение правитель­ственных расходов и стагнацию по­требительского спроса, провоцируе­мую ростом цен. Ухудшение условий жизни основной массы населения в результате замораживания зарплат, изменений в Трудовом кодексе, роста потребительских цен и т. д. усиливает социальную напряженность в обще­стве: протестные акции, состоявшие­ся в 2011 году, были, пожалуй, самыми масштабными за все годы реформ. Агентство «Standard & Poor's* в заяв­лении относительно рейтинга Сло­вакии признало нарастание социаль­ного недовольства предложенными мерами жесткой экономии одним из основных рисков (наряду с фискаль­ными проблемами и слабым эконо­мическим ростом) в послекризисном развитии страны.

Государственный долг Словакии в 2011 году несколько увеличился, но долговая ситуация остается для страны комфортной. Уровень долга (43,6 процента ВВП в 2011 году) по-прежнему значительно ниже сред­нестатистических показателей зоны евро (87,2 процента) и соответствен­но долг требует меньшего рефинан­сирования. К тому же Словакия имеет возможность привлекать финансиро­вание с международных рынков для увеличения средних сроков погаше­ния госдолга и диверсификации кру­га инвесторов: высокие кредитные рейтинги страны в сочетании с низ­ким уровнем частной и государствен­ной задолженности обеспечивают высокий спрос на словацкие госу­дарственные долговые обязательства со стороны нерезидентов. В 2011 году Словакия успешно разместила пяти­летние синдицированные облигации на сумму 1 миллиард евро, вызвавшие большой интерес со стороны инвес­торов из Восточной Европы, Герма­нии, Австрии и стран Бенилюкса.

Ситуация в банковском секторе остается стабильной и безопасной. Объем средств на депозитных счетах по-прежнему перекрывает объем выданных кредитов: плавное увеличе­ние показателя «кредиты/депозиты» до уровня в 100 процентов с началом кризиса прекратилось, после чего он вновь опустился до значений 85— 90 процентов. Пик невозврата креди­тов, согласно экспертным оценкам, уже пройден. Растет, несмотря на уде­шевление кредитов, прибыльность банковского сектора. Словацкие бан­ки выполняют все требования ЕЦБ и практически готовы к переходу на нормативы «Базель-3».

Наметилось восстановление кре­дитной активности словацких банков. Скромные темпы прироста корпо­ративных кредитов (на 1,6 процента в 2010-м и 7,6 процента в 2011 году) свидетельствуют не о недостатке средств у банков, а о нехватке инвести­ционных проектов. Инвестиционная активность местной корпоративной сферы остается вялой, а зарубежные инвесторы, выступающие основными движущими силами восстановления экономики, мало зависят от финан­сирования через словацкие банки. Кредиты населению, несмотря на стагнацию потребления домашних хозяйств, показали более значитель­ный рост — соответственно 12,5 и 11,1 процента годовых. Позитивный перелом наступил в сфере ипотечно­го кредитования. Благодаря програм­мам социальной ипотеки, введенным в разгар кризиса, объемы ипотечных кредитов выросли в 2010 году на 42 процента и достигли докризисных показателей.

Подводя итог анализу основных особенностей социально-экономи­ческого развития Словакии в 2010— 2011 годах, приходится признать, что достижение докризисных уровней производства не стало для страны синонимом выхода из кризиса. Все еще не восстановлены прежние тем­пы экономического роста, слабость внутреннего спроса обусловливает неустойчивость экономической ди­намики, ситуация осложняется долго­срочными фискальными рисками и негативными трендами на рынке тру­да. Однако в активе у страны имеются низкая долговая нагрузка и обнадежи­вающие успехи в бюджетной консо­лидации, благополучный банковский сектор, не нуждающийся в реструкту­ризации, и, наконец, сохраняющийся высокий интерес транснационально­го бизнеса к инвестированию в сло­вацкую экономику, что сулит стране ускоренное восстановление спроса на трудовые ресурсы.

Что готовит день грядущий?

Ключевым фактором ускорения экономического роста страны оста­ется повышение внутреннего спро­са. Основа для роста инвестиций в основной капитал закладывается; но, очевидно, потребуется несколько лет, чтобы их объемы вышли на пре­жний уровень, а тем более — чтобы они вновь превратились в основной двигатель роста. Нет оснований рас­считывать и на скорое восстановле­ние потребительской активности населения, поскольку рост личного потребления в послекризисных ус­ловиях страны ограничен жесткими мерами бюджетной экономии, низ­ким уровнем словацких зарплат12, высокой и продолжающей расти безработицей. В этом же направле­нии действует и возобновившаяся тенденция делать сбережения. И до тех пор пока не найдены внутрен­ние факторы и источники развития, экономика страны будет оставаться в зоне невысоких темпов роста: сло­вацкий минфин не ожидает их воз­вращения на докризисный уровень в горизонте до 2020 года13.

В отсутствие перспектив быстрого восстановления внутреннего спроса сохраняется тесная зависимость вы­хода страны из кризиса от динамики ситуации в европейской экономике. Усугубляется для Словакии и риск пов­торной рецессии, поскольку при сла­бом внутреннем спросе любые вне­шние шоки будут обладать большим потенциалом втягивания ее эконо­мики в зону снижения. Именно такой вариант развития событий наблюда­ется в 2012 году: словацкая экономи­ка испытывает негативное воздейс­твие ослабления внешнего спроса, вызванного замедлением экономиче­ского роста в странах еврозоны. Про­гноз темпов роста словацкого ВВП на

2012    год ухудшен Минфином страны с первоначальных 3,4 до 1,7 процен­та. ЕБРР предрекает Словакии еще бо­лее низкий рост — на уровне 1,1 про­цента. Замедление экономического роста, как ожидается, неблагоприят­но отразится на темпах бюджетной консолидации, и Словакии не удастся в 2012 году сократить дефицит бюд­жета до запланированного уровня в 3,8 процента.

Государственный долг Словакии, согласно прогнозам, увеличится к 2013    году до 45 процентов ВВП, од­нако это не усугубит долговые про­блемы страны. После того как меж­дународные рейтинговые агентства в начале 2012 года срезали оценку финансовой состоятельности девяти странам еврозоны, включая Слова­кию, доверие к последней снизилось всего на одну ступень — до уровня «степень надежности выше средней». «Moody's» понизил суверенный кре­дитный рейтинг Словакии до «А2», прогноз — «негативный», а «Standard & Poor's* — до уровня «А», но со ста­бильной перспективой. Благодаря этому долги словацкого правитель­ства по-прежнему пользуются ши­роким спросом на международном рынке. Проведя в период с января по апрель 2012 года серию размещений долговых бумаг, номинированных в евро, чешских кронах и швейцар­ских франках, словацкий Минфин выполнил уже больше половины от заявленного на нынешний год объ­ема привлечения внешних заимство­ваний.

Развитие словацкого банковского сектора в 2012 году будет отмечено, согласно экспертным оценкам, бо­лее активной динамикой роста депо­зитов (вследствие ожидаемого увели­чения сбережений на фоне растущей экономической неопределенности) при более вялом росте банковско­го кредитования. Средне- и долго­срочные перспективы развития бан­ковского сектора оцениваются как весьма благоприятные: имеются по­тенциальные возможности для его роста выше среднестатистических показателей ЕС — как по объему пре­доставляемых банковских услуг, так и по прибыли.

Усиливающаяся неопределенность в мировом экономическом развитии, долговой кризис и неослабевающие бюджетные проблемы в европейском регионе могут негативно отразиться на росте инвестиционных потоков в Словакию, имеющих первостепенное значение для восстановления внут­реннего спроса на трудовые ресурсы. Однако благодаря уже запущенным иностранными инвесторами проек­там страна может рассчитывать в бли­жайшие полтора-два года на довольно активный прирост рабочих мест.

1По итогам досрочных парламент­ских выборов в марте 2012 года на смену коалиционному правоцент­ристскому кабинету Иветы Радичо-вой пришло левое правительство Роберта Фицо, что, как можно ожи­дать, приведет к определенной кор­ректировке национальных планов оздоровления экономики. Словацкие социал-демократы, как и их предшес­твенники, признали восстановление фискального равновесия приоритет­ной задачей. Но если кабинет Ради-човой придерживался либеральных подходов и увязывал консолидацию с первоочередным сокращением соци­альных расходов и пособий, то новый словацкий лидер намерен укреплять общественные финансы «не в ущерб людям с низкими доходами».

Р. Фицо выступает за расширение государственной поддержки заня­тости молодежи, снижение стоимо­сти медицинского страхования для населения, ревизию трудового зако­нодательства в интересах наемного труда. А возможными источниками финансирования новой «перерасп­ределительной» социальной поли­тики могут стать введение в той или иной форме налога для богатых и по­вышение налогов на прибыль корпо­раций и банков14

Палка о двух концах

С приходом к власти новых поли­тических сил активизируется госу­дарственная политика поощрения ПИИ. Если правительство Радичовой намеревалось в дальнейшем сворачи­вать предоставление инвестицион­ных льгот иностранным инвесторам, то Р. Фицо, напротив, намерен увели­чить их объемы и апеллирует в связи с этим к позитивному опыту, имею­щемуся у страны: в предшествующие восемь лет благодаря государствен­ной поддержке иностранных инвес­тиционных проектов, обошедшейся налогоплательщикам в 1,2 миллиарда евро, в Словакии было создано около 40 тысяч рабочих мест. Не откладывая вопрос в долгий ящик, новый кабинет министров уже к лету 2012 года раз­работал более трех десятков проек­тов, предусматривающих выделение зарубежным инвесторам государст­венной финансовой помощи для со­здания в ближайшие три года свыше 6 тысяч новых рабочих мест. Две тре­ти от запланированных рабочих мест приходятся на предприятия, которые уже действуют на словацком рынке и планируют расширяться.

Оправданы ли надежды словацко­го руководства на восстановление «старого доброго времени» и возврат к прежней модели роста, основан­ной на широком привлечении ПИИ? На наш взгляд, инвестиционные перспективы словацкой экономики выглядят неоднозначно, и одна из причин этого — адаптация страной евро.

В предкризисные годы, когда про­изводительность труда в Словакии росла более быстрыми темпами, чем заработные платы, стоимость рабо­чей силы долгосрочно оставалась на приемлемом уровне, делая инвес­тиции в словацкую экономику бо­лее рентабельными, чем в соседних странах. Так, в 2008 году рабочая сила в Словакии была на треть дешевле, чем у соседей по ЦВЕ (в Чехии, Вен­грии и Польше), и в шесть раз дешев­ле, чем в западноевропейских стра­нах. Ситуация, однако, кардинально изменилась с переходом к общеев­ропейской валюте. Вступление в зону евро при высоком конверсионном курсе ушедшей в историю словац­кой кроны обернулось повышением среднего уровня затрат на оплату тру­да до 7,4 евро (в расчете на один час рабочего времени), и на сегодняш­ний день это второй самый высокий в Восточной Европе показатель после Чехии15.

Адаптация евро, таким образом, может оказаться для Словакии палкой о двух концах: евро в качестве национальной валюты привлечет в страну международных инвесторов, которые акцентируют внимание на снижении валютных рисков инвес­тирования, и оттолкнет тех из них, кто ориентирован на минимизацию производственных затрат. Посколь­ку в ближайшие годы международ­ные инвесторы будут опасаться не только нестабильных стран Восточ­ной Европы, но даже благополучных Польши и Чехии из-за неопределен­ности их валютных рынков, Слова­кия может оказаться победителем в борьбе за послекризисный приток инвестиций. Но как только ситуация у соседей нормализуется, а бурный докризисный приток иностранно­го капитала в регион восстановит­ся — что, по версии «Pricewaterhouse Cooper», произойдет с 2014 года16, — наступит, очевидно, менее радуж­ный период для развития словацкой экономики. Преимуществ евро в ка­честве национальной валюты будет уже недостаточно, чтобы оттягивать ПИИ у соседей, предлагающих бо­лее выгодные условия для создания и удержания рабочих мест. 

комментарии - 5
Walter 9 марта 2015 г. 14:08:25

Wham bam thank you, ma'am, my quneitoss are answered!

GeorgeBrumb 12 ноября 2017 г. 20:46:11

[url=http://progonrumarket.ru ]прогон сайта[/url]

Traceek 13 января 2018 г. 0:51:17

прикольные наклейки на футболки заказать!
Наши товары: одежда, футболки, майки, толстовки, свитшоты, верхняя одежда, шорты, спортивные брюки, одежда для беременных,<a href=http://mayki-ok.ru/product/caps/265994_caps?color=white>Популярные майки / Каталог / Любовь морковь</a> и многое другое!
*&$*

JamesSoons 21 октября 2018 г. 17:40:58

Заказать seo поисковую оптимизацию сайта, Заказать услуги по продвижению сайта По всем возникшим вопросам Вы можете обратиться в скайп логин [b]pokras7777[/b] [url=http://seoprofisional.ru/index.php?route=product/category&path=75][b]Аренда выделенных серверов по приемлимым ценам[/b][/url] Раскрутка сайта под ключ

Андрей 18 июня 2019 г. 2:21:19

Перезвоните мне пожалуйста по номеру 8(950) 046-30-37 Андрей.

Мой комментарий
captcha